Добро пожаловать на ПРАВОСЛАВНОЕ СТАРООБРЯДЧЕСТВО!

   Месяцеслов



   Навигация
· Главная
· Архив новостей
· Заголовки новостей
· Поиск
· Самые 10
· Статистика сайта
· Страница пользователя
· Темы сайта
· Форумы

   Сколько на сайте
7 гостей и 0 пользователей.

Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.

   Всего хитов
Просмотрено
11116811
страниц сайта с Март 2006

   НАШИ БРАТЬЯ

Белорусская Православная Церковь



   Счетчики
Rambler's Top100

   Информер
Нет содержания для данного блока.

 РЕДКИЕ ИКОНОГРАФИЧЕСКИЕ СЮЖЕТЫ В СТАРООБРЯДЧЕСКОЙ ЖИВОПИСИ СТАРОДУБЬЯ И ВЕТКИ

Православное Старообрядчество Белой Руси

Статья посвящена редким иконографическим сюжетам старообрядческой живописи Стародубья и Ветки. второй половины XVIII-XX в. Автор подчеркивает, что иконы данных сюжетов сохранились в храмах, музейных и частных собраниях, жилищах. Эти иконы составляют часть большого культурного наследия старообрядцев этого региона. Среди них подписные и датированные иконы. Автор выявил новые имена иконописцев.



Актуальность темы исследования связана с тем, что иконы редких иконографических сюжетов из Стародубья и Ветки находятся в крупных государственных и муниципальных музейных собраниях и частных коллекциях, как российских, так и зарубежных - Государственном Русском музее, Государственном музее истории религии (г. Санкт-Петербург), Государственной Третьяковской галерее, Музее Древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева (г. Москва), в региональных музеях Брянской области - Брянской областном краеведческом музее, Брянском областном музейно-выставочном центре, Клинцовском и Новозыбковском краеведческих музеях, Частном музее Русской иконы (Российская Федерация), а также в Гомельском краеведческом музее, Ветковском музее старообрядчества и белорусских традиций (Республика Беларусь), российских и итальянских частных художественных собраниях.

 

Коллекция икон из Стародубья и Ветки находится в Покровском соборе Русской Православной Старообрядческой церкви. Зачастую эти иконы имеют редкие иконографические сюжеты, но они не атрибутированы должным образом, у них лишь указана условная датировка, технология изготовления. В большинстве случаев указывается, что они относятся к ветковской школе иконописи. Отсутствие более точных сведений побудило автора статьи к проведению данного исследования, целью которого является выявление икон редких иконографических сюжетов, происходящих из древних духовных и художественных центров русского старообрядчества -Стародубья и Ветки, а также имен иконописцев.

 

Изучение традиций иконописания в Стародубье и Ветке характерно как для дореволюционной отечественной, так и длясовременной российской и зарубежной историографии. В XIX в. о них писали исследователи Ф. Буслаев, Д. Ровинский, М. Лилеев, протоиереи официальной церкви И. Бухарев, Т. Верховский. Последний являлся и исследователем раскола. Он свидетельствовал о наличии большого количества подписных прорисей у иконописцев. Вместе с тем Ф. Буслаев, Д. Ровинский подчеркивали особую значимость Клинцовского иконописного подлинника, широко известного в XIX в. Владельческая запись клинцовского мещанина (мещанина посада Клинцы Черниговской губернии) на этом иконописном подлиннике способствовала присвоению ему наименования «Клинцовский». В настоящее время он находится в собрании Библиотеки Академии наук в г. Санкт-Петербурге [5].

Современные белорусские ученые, сотрудники Ветковского музея старообрядчества и белорусских традиций (Г.Г. Нечаева) приводят в своих исследованиях большое количество подписных прорисей, но не указывают, на территории каких духовных и художественных центров они были найдены - в Стародубье или Ветке [10].

 

К сожалению, белорусские исследователи объединяют эти два духовных и художественных центра в один, называя его ветковским. Российский исследователь -художник-реставратор и искусствовед Музея древнерусской культуры и искусства имени А. Рублева (г. Москва) Т.Е. Гребенюк в 1990-е гг. исследовала технико-технологические аспекты икон из коллекции Ветковского музея старообрядчества и белорусских традиций. Эти экспонаты она отнесла к ветковской школе иконописи, в которой соединились традиции московской, ярославской школ иконописи и царских писем (иконописцев Оружейной палаты Московского Кремля) с более поздней техникой золотопробельного письма. К ветковской школе иконописи она отнесла большинство икон коллекции этого музея [2]. Но коллекция этого музея собиралась ее основателем Ф.Г. Шкляровым и пополняется памятниками, собранными нынешними сотрудниками Г.Г. Нечаевой и С.И. Леонтьевой, др. как на территории Стародубья (Российская Федерация), так и на территории Ветки (Республика Беларусь).

 

Современный российский исследователь Р.И. Перекрестов, приводя только единичные примеры икон клинцовских изографов, вводит понятие клинцовской иконописи [11]. Все это вносит путаницу и не способствует точной атрибуции произведений старообрядческой живописи, происходящих из этих мест. Поэтому автор исследования ставит перед собой задачу доказать, что на территории этих духовных центров существовали иконописные мастерские во многих посадах и слободах, причем как в Ветке, так и в Стародубье, что технико-технологические приемы иконописцев этих духовных центров были схожими и изначально имели общие истоки и корни. Однако с возвышением Стародубья как духовного центра его роль как художественного центра второй половины XIX - начала XX в. возрастает в старообрядческом мире. Здесь складываются династии иконописцев, из этого художественного центра происходят иконы редких иконографических сюжетов. Попытаемся доказать это на основании изучения различных источников: сведений, почерпнутых из дореволюционной историографии, в том числе и мемуарной литературы, архивных документов, работ современных российских и зарубежных исследователей, свидетельств потомков иконописцев, материалов экспедиционных исследований автора статьи.

 

Стародубье и Ветка как центры духовной жизни русского старообрядчества разных согласий известны со второй половины XVII в. На протяжении XVII - первой половины XIX в. (до разгрома их правительством в 1850 г.) они сохраняли древние памятники иконописи. Изучение архивных документов и мемуарной литературы позволяет утверждать, что расцвет иконописного промысла в Стародубье происходит в XIX в. Однако первые иконописцы появляются здесь в 1716 г. Это выяснил исследователь Р.И. Перекрестов, ссылаясь на данные украинских архивов. В приведенных им архивных свидетельствах отмечается, что первые иконописцы Степан Иванов и Михаил Иванов, сыновья Бобылевы, пришли в слободу Ардонь из Юрьевского Повольского уезда, Беретинской волости, деревни Петровки; остальные иконописцы пришли в слободу Клинцы из Польши в 1748-1761 гг., то есть ранее «ветковской выгонки» 1764 г. Следовательно, первые иконописцы появляются в Стародубье в начале XVIII в. [12]. По нашему мнению, старообрядческие иноки, насельники

старообрядческих монастырей и скитов пришли в Стародубье около 1760-х гг. Это подтверждают и архивные документы. Среди насельников были и иконописцы. Постепенно монастырские традиции иконописания передаются и мирянам, то есть происходит постепенное формирование иконописной традиции и ее распространение в Стародубье.

 

В архивных документах содержатся сведения о том, что старообрядческие монастыри Ветки в первой половине XIX в. «имели иконы и даже целые иконостасы греческой живописи, к которым относились с благоговением». В ветковском Лаврентьеве монастыре была небольшая старинная икона в позлащенном окладе, принесенная в дар канцлером Н.П. Румянцевым и известная под именем походной. Такие же иконы Румянцев подарил и другим старообрядческим монастырям и часовням, находившимся в его гомельском имении [8, с. 146]. Свидетельств, подтверждающих наличие памятников греческой иконописи в старообрядческих храмах и монастырях Стародубья, нами не обнаружено. По мнению дореволюционных исследователей, представителей официальной православной церкви (М. Лилеев, Т. Верховский), иконописание процветало на Ветке, в окружавших её слободах и в Стародубье: в старообрядческих монастырях и скитах «занимались иконописанием, оправой книг, что давало обильный заработок» [9, с. 85, 232].

 

Каким же образом можно выявить имена этих изографов? Традиционно старообрядческая икона анонимна. Но среди икон, происходящих из Стародубья, есть подписные и датированные иконы, что дает возможность проследить наличие династий иконописцев и определить период их творчества. Коллекции прорисей, которыми пользовались авторы этих произведений, также могут быть подписными, как, например, владельческие записи на Клинцовском иконописном подлиннике. Одна из них гласит: «Сергея Иван... Малороссийской Черниговской губернии Суражского повета Клинцовского посада мещанина.». Тщательное изучение второй владельческой записи данного рукописного источника автором исследования позволило уточнить имя еще одного владельца: «Сей подлинник мастером письменным Исаем Платоначам Казминым... сопственной его 1830 года месяца сентября 11 числа написася» [5]. К сожалению, больше других сведений об этом владельце найти не удалось. Вероятно, что это еще одно имя изографа из Стародубья - Исайя Платоновича Казмина, так как иконописцы именовали себя «мастерами письменными». По-видимому он работал в первой половине XIX в., так как владельческая запись относится к 1830 г.

 

Клинцовский иконописный подлинник позволяет говорить о преемственности художественных традиций в старообрядческой живописи. В этом иконописном подлиннике можно найти имена выдающихся иконописцев Древней Руси. Это «преподобный священноинок Алимпий Печерский и спостник его отец Григорий», иконописец Киевский; Петр Митрополит Московский, Преосвященный Афанасий Митрополит Московский, Федор Архиепископ Ростовский, Архимандрит Симонова монастыря, «племянник Сергея Чудотворца», Дионисий игумен Глушицкий, волотовский чудотворец, Преподобный Антоний, игумен Сийский и Холмогорский Чудотворец Преподобный мученник, игумен Пошехонский, Преподобный Андрей Радонежский, иконописец, прозванием Рублев» Самые возвышенные отзывы приводит автор этого иконописного подлинника об Андрее Рублеве [5].

 

На основании вышесказанного мы можем сделать следующие выводы. Интерес к старообрядческим иконам из Стародубья и Ветки был проявлен исследователями еще в XIX в. Однако уточнение, сделанное нами, позволяет выявить еще одно имя изографа, или «мастера письменного», из Стародубья - Исайя Платоновича Казмина (1-я половина XIX в.). Перечень имен иконописцев, приведенных в Клинцовском иконописном подлиннике, позволяет утверждать: старообрядцы-иконописцы из Стародубья хорошо знали историю иконописания в Древней Руси, не отделяли свое творчество от предшествующей иконописной традиции, стараясь продолжать ее в своих произведениях.

 

На основании изучения работ дореволюционных исследователей, можно утверждать, что в стародубских поселениях были не только свои иконописцы, но и медники, переплетчики, мастера золотых и серебряных дел. Так, в г. Стародубе в 1865 г. живописцев было 39 мастеров, при них 20 рабочих и учеников, в посаде Клинцы живописцев-мастеров - 7, при них наемных рабочих - 10, из семейства хозяев учеников и рабочих - 10. Наемные рабочие получали жалованье от 96 до 120 рублей в год [7, с. 329]. Это позволяет сделать вывод о том, что иконный промысел давал возможность стабильного заработка. На территории Стародубья было намного больше иконописных мастерских - в Клинцах, Новозыбкове, Злынке, Воронке, Митьковке, и здесь российскими и белорусскими учеными выявлено 67 имен иконописцев, а в Ветке и окружающих ее слободах - только 27. Из Стародубья происходят династии иконописцев Родионцевых - отец Андрей и сын Василий из г. Новозыбкова. Мемуары сына Василия позволяют восстановить процесс написания иконописных произведений, когда особо чтимые иконографические сюжеты иконописцы создавали в период Великого поста с «особым тщанием». «Чистые телом и душой», они очень трепетно подходили к созданию образа того или иного святого. Процесс написания иконы сопровождался чтением Святого Писания. Иконы освящались в храмах, их выносили во время крестного хода под колокольный звон. С помощью старообрядцев из села Елионка Стародубского района Брянской области удалось выявить подтверждение иконописной деятельности Василия Родионцева - выносной крест (200*150, дерево, темпера), на тыльной стороне которого имеются клейма с изображением Спаса Нерукотворного и ангела, держащего концы убруса, Преподобного Онуфрия Великого и в своеобразном медальоне, обрамленном венком из цветов, надпись «... лен Крест ... от сотворения мира. иконописца Василия Родионцева». Образ Преподобного Онуфрия очень редко изображается на подобных крестах. Его изображение традиционно связано с местами погребения усопших. Он встречается в древнерусской и старообрядческой иконописи. По-видимому, В. Родионцев поновлял этот крест. Более детальное прочтение авторской подписи поможет уточнить руку мастера. С помощью потомков этого иконописца выявлен дом, в котором он жил в г. Новозыбкове и где находилась иконописная мастерская Родионцевых. Очень важным является тот факт, что он был потомственным иконописцем. Впоследствии являясь православным священником и миссионером Русской Православной церкви, он основал свою иконописную мастерскую в посаде Воронок, где обучал иконописному мастерству. Репрессии, обрушившиеся на его семью после его смерти в 1920 г., не позволили потомкам сохранить его художественное наследие. Его учеником был иконописец Трофим Александрович Андрианов из посада Митьковка, впоследствии также ставший православным священником. Но именно из посада Воронок, где находилась православная Богоявленская церковь, в которой служил священник Василий Родионцев и был иконно-книжный склад миссионерского братства Св. Михаила князя Чергиговского, экспедиция МГУ им. Ломоносова вывезла большое количество икон в 1970 гг., ныне находящихся в депозитарии ГТГ. Авторы располагают копиями фотопортретов иконописца, переданными автору правнучкой иконописца Т.С. Родионцевой.

 

Еще одно имя иконописца-старообрядца из Стародубья, работавшего в первой половине XIX в., было выявлено в период экспедиции МГУ им. М.В. Ломоносова в 1998 г. в г. Клинцы [7, с. 329]. Это Василий Лаврентьевич Карташов. По мнению

Р.И. Перекрестова, он происходил из семьи клинцовских просветителей - архитекторов и художников. Иван Карташов был старостой Вознесенского храма в посаде Клинцы. Под его руководством была возведена колокольня этого храма.

В ходе изучения частных коллекций (экспедиции автора) на территории Брянской области удалось атрибутировать икону «Богоматерь Огневидная» и установить, что она является подписной и датированной. Ее написали «Илларион Иоаннов и его сын Максим» из посада Митьковки в 1853 г., о чем свидетельствует их авторская подпись на тыльной стороне иконы: «Написася икона в лето от сотворения мира 7361 (1853)». Ниже: «Из посада Митьковки иконописцы Иларион Иоанов и его сын Максим» [7, с. 329]. К сожалению, дополнительных сведений о Василии Лаврентьевиче Карташове, Иоанновых Илларионе и Максиме нет. Таким образом, выявление новых имен иконописцев - Андрея и Василия Родионцевых, Василия Лаврентьевича Карташева, Трофима Александровича Андриянова, Иоанновых Иллариона и Максима, Исайя Платоновича Казмина - подтверждает высказанное ранее мнение, что иконописание было довольно распространенным занятием среди старообрядцев. Подписные и датированные иконы имелись как у ветковских, так и у стародубских мастеров.

Династии иконописцев были также в Митьковке, Свяцке. В Митьковке Илларион и Максим - отец и сын Иоанновы, в Свяцке - братья Василий и Иван Усовы. Иван впоследствии стал епископом Иннокентием Нижегородским сторонников Белокриницкой иерархии, а его брат Василий старообрядческим священником Кисловодской старообрядческой общины.

 

Иконописец Гавриил Ефимович Фролов (1854-1930) принадлежал к федосеевцам-безбрачникам, был уроженецем слободы Митьковки из Стародубья. С 1893 г. работал на территории Эстонии. Выдающийся иконописец, старообрядцев-беспоповец Гавриил Фролов в начале своей деятельности занимался иконописанием в этом старообрядческом посаде, затем переехал в Эстонию. Это очень важное свидетельство, так как современные исследователи считают, что иконы для беспоповских моленных не создавались в Стародубье и Ветке, а были привозными. Тот факт, что Гавриил Фролов жил и работал в Митьковке, где проживали как старообрядцы-поповцы, так и беспоповцы, доказывает, что иконы для беспоповских моленных создавались и в Стародубье. Иконами местного письма украшались как слободские и посадские храмы старообрядцев-поповцев, так и старообрядческие монастыри: Покровский Климовский (мужской), Казанский Климовский девичий, Никольский и Красноборский Предтечиев, Новопокровский Свяцковский мужской, Каменский Успенский женский скит, другие. Иконописец Василий Родионцев поновлял иконы в Каменском Успенском женском ските.

Старообрядческая икона Священномученик Харлампий, в житии. Начало 19 века. Ветка.

Икона "Союзом любви"

Какие же редкие иконографические сюжеты мы встречаем на иконах из Стародубья и Ветки? Это древний вариант изображения Богоматери - Икона Богоматерь Огневидная, иконы Спаса Нерукотворного, Св. Николы Чудотворца Отвратного, икона «Союзом любви», др. Сохранились прориси этих редких изводов (вариантов изображений). Среди них - прориси икон Богоматерь Огневидная, Спас Нерукотворный («Не сотворенный руками») как ранние варианты изображения, икон Святого Николы Чудотворца (Отвратного) - образа, возникшего в более поздний период. Архивные документы, сохранившиеся памятники иконописи как в музейных собраниях, так и в частных коллекциях позволяют утверждать, что иконописцы Стародубья и Ветки действительно воскресили древнюю иконографию Богоматери Огневидной. Иконы данного иконографического сюжета встречаются практически повсеместно как в музейных собраниях, так и в храмах и жилищах. Точных сведений о происхождении данного иконографического извода нет. «О времени и месте явления сей иконы сказания не сохранилось», - писал в начале XX в. протоиерей официальной церкви И. Бухарев, но в старообрядческих источниках упоминается, что явление этой иконы было в 845 г. [1]. Особое почитание этой иконы было характерно для женщин-старообрядок. Они обносили свои подворья этой иконой во время пожара. Однако этим образом запрещалось благословлять новобрачных, их традиционно благословляли иконой «Союзом любви».

Икона «Богоматерь Огневидная» (середина XIX в., доска сосновая, без ковчега, паволока, левкас, темпера, размеры 23х25,5 инв. ж - 123 БОХМ) является одним из наиболее интересных памятников старообрядческого культа в коллекции Брянского областного музейно-выставочного центра. Икона происходит из г. Новозыбкова. На ней представлен лишь один лик Богоматери огненно-красного цвета, который и является отличительной особенностью ее изображения. Богоматерь изображена без Богомладенца. Это так называемый «портретный вид иконографии Богоматери». Она предстаёт здесь «как символ Дома Божия» и как «ближайшая посредница между Богом и людьми». Лик и мафорий Богоматери - огненные. Символика красного цвета олицетворяет символ Новой Жизни. Изображение Богоматери Огневидной имеется среди трех и четырёх частных икон, широко представленных в коллекции музея. Трепетное отношение к образу Богоматери Огневидной можно найти и в архивных источниках. Ее, как святыню, передавали по наследству, завещали.

 Картинки по запросу Спас Нерукотворный - картинки

Особо почитался в старообрядческой среде образ Спаса Нерукотворного [7, с. 321], являющегося символом православия. Основной богословский смысл иконы -это воплощение Сына Божия для спасения страждущего человечества. Ему поклонялись как иконе икон. Подписная, датированная икона «Спас Нерукотворный» (80*55, дерево, темпера) находится в одном из частных собраний на территории Брянской области и принадлежит кисти иконописца из посада Свяцк Якова Перелыгина, о чем свидетельствует надпись: «Написася сей святый образ по усердию благотворителей В.С. Кожемякина и Ф.И. Усова в Свяцковскую Покровскую церковь в 1906 г., месяца июля в 11 день». Следовательно, в этом случае мы встречаемся с еще одной подписной и датированной иконой мастера из посада Свяцк Черниговской губернии Якова Константиновича Перелыгина. Вместе с тем белорусские исследователи относят его творчество к ветковским мастерам. Это искажает его происхождение и характер деятельности как иконописца из Стародубья. Его подписная и датированная икона также находится в Государственной Третьяковской галерее. Автор Перелыгин Яков Константинович из посада Святск, икона «Святой Никола Чудотворец» написана в 1894 г. (62,5*54, дерево, темпера, инв. ДР-880, КП 44164). Наличие подписи автора и точной даты написания образа повышает культурную ценность этой иконы из Стародубья.

В коллекции Брянского областного музейно-выставочного центра находится икона «Святой Никола Чудотворец (Отвратный)» (XIX в., доска липовая, без ковчега, паволока, левкас, темпера, позолота, размеры 26х21,5, инв. № ж - 332 БОXM). Икона происходит из посада Климов. Изображение святителя предстаёт не поясным, а погрудным, взгляд его направлен в сторону. Он пронзительно смотрит, как бы пронизывая пространство и «отвращая все беды и напасти» от обращающегося к нему с молитвой. Правая рука с двуперстным сложением передана в благословляющем жесте, в левой руке - закрытое Евангелие. Фелонь святителя не крестчатая, а узорчатая. На уровне плеч, в медальонах, изображены Иисус Христос и Богоматерь, передающие святителю знаки архиерейского достоинства. Нимбы Святого Николы Чудотворца, Иисуса Христа, Богоматери - золотые. В верхнем поле иконы надпись: «ОБРА(З)СВ(ЯТОГО) НИКОЛЫ ЧУ(ДОТВОРЦА)». На этой иконе могучий образ

Картинки по запросу николай чудотворец отвратный

Святого Николы Чудотворца (Отвратного) выражает силу и мощь старообрядческих образов ветковской иконописи.

 

Традиция иконописания в Стародубье сохранялась на протяжении XX в. В 1944 г. был расписан иконостас церкви Спаса-Преображения в городе Клинцы. В 1972 г. в Новозыбкове умер иконописец Семен Харчевников, работавший до момента смерти. Иконописные мастерские существовали в селе Воронок до 40-50-х гг. XX в. Сохранение иконописной традиции Ветки также прослеживается на протяжении XX в., но она не дает столь широкого характера распространения.

В целом иконография сохранившихся памятников старообрядческой живописи многообразна и унифицирована, что свидетельствует о колоссальном производстве, удовлетворявшем самые взыскательные требования заказчиков. Кроме вышеописанных икон, иконография Исуса Христа представлена иконами «Господь Вседержитель», «Спас в силах». Еще более разнообразно представлена иконография Богоматери в ветковской иконописи. Анализ описи икон, находящихся в церкви Покрова Пресвятой Богородицы Покровского Климовского монастыря, позволяет говорить, что здесь находились иконы: Божьей Матери Владимирской, Казанской, Тихвинской, Корсунской, Феодоровской, Овсепетой (О, Всепетая мати), Страстной, Троеручной, Неопалимой Купины, Всех скорбящих радость, Утоли болезни, Ржевской, Одигитрии, Богоматери Блаженное чрево, Богоматери Днепровской, Богоматери Знамения, Богоматери Живоносный источник, Богоматери Взыскание погибших.

Очень разнообразно представлены иконы страстного цикла, а также иконы праздников. Так, иконографический сюжет «Распятия с предстоящими» представлен иконой, в центре которого - меднолитое распятие, а сцена предстоящими выполнена темперной живописью. Иконы «Воскресение Христово» встречаются только в традиционном варианте «Воскресение Христово - Сошествие во ад».

На раннем этапе изготовления (XVIII в.) как местные, так и привозные иконы всегда характеризовались высоким профессиональным уровнем исполнения и строгим следованием традициям: обработка доски с ковчегом и шпонками, паволока под грунтом, многослойная темперная живопись, иногда плавью, с золотым ассистом, иногда с золотым фоном, покрытие олифой. Но постепенно в технологии изготовления ветковских икон к. XVIII - XIX в. происходили изменения: ковчег мог отсутствовать, рисунок процарапывался, прочеканивался, наблюдалось совмещение «строгих» и «живоподобных» ликов, но при этом богосодержание не утрачивалось. Общими моментами как для икон из Стародубья и Ветки являлись технико-технологические приемы написания икон, особенным было то, что иконописцы из Стародубья создавали более жизнеутверждающие произведения, тесно связанные с народным искусством. В них очень сильно заметно влияние малороссийских традиций.

На основании проведенных исследований российских, белорусских ученых мы составили сводные таблицы имен «Иконописцы-старообрядцы из Стародубья (1) и «Иконописцы-старообрядцев из Ветки» (2).

 

 

Таблица 1

 

Иконописцы-старообрядцы из Стародубья ^_

Название поселения Фамилия, имя иконописца Годы жизни (время)

г. Стародуб Алексеев Иван 1709-1767

п. Клинцы Карташев Василий Лаврентьевич, Карташев Иван Комаев Василий Иванович Комаев Иван Иванович Комаев Григорий Иванович II пол.ХУШ - нач. XIX в.

Казмин Исайя Платонович - I половина XIX в.

Бобылев Степан Иванович

Михайлов Михаил

Потапов Иван

Хирсанов Андрей Иванович Охлестин Афанасий Васильевич 1830 гг.

 

Лашкарев Василий Васильевич 1940 гг.

Морозовы сер. XIX в.

Слобода Зыбкая, Родионцев Андрей I пол. XIX в. до 1880 г.

г. Новозыбков Родионцев Василий (год смерти) (1867-1920)

Харчевников Семен Васильевич Александров Константин Иосифович Журавлев Ефим Арсентьевич Кутьин Михаил (1882-1972) нач. XX в. нач. XX. в. нач. XX в.

Кутьин Сергей Росенко Степан Тимофеевич нач. XX в. к. XIX - нач. XX в.

Щетинин Д.А. к. XIX - нач. XX в.

п. Злынка Булыгин Ефим Васильевич нач. XIX в.

Вишняков Иван Кириллович сер. XIX в.

Гаврилов Иван Галявин Федор Галявин Гаврил, Иванов Филипп сер. XIX в. сер. XIX в. сер. XIX в. сер. XIX в.

Малиновский Иван к. XVIII в.

Никита Холмогорец II пол. XVIII в.

Горшечников Яков II пол. XVIII в.

Долгов Максим Григорьевич нач. XX в. - 1970 гг.

Пермяков Андрей Савинов Федор нач. XIX в. к. XVII - нач. XVIII в.

 

Сидоров Федор Феодосий XIX в. нач. XIX в.

Чернышов Михаил Михайлович 1860 гг.

Стародубские слободы Митрофанов Яков II пол.XVIII в.

Малиновкин Иван посл. чет. XVIII в.

п. Свяцк Зубков Иван к. XIX - нач. XX в.

Перелыгин Яков Константинович до 1900 г.

Петр Евдокимович к. XIX - нач. XX. в.

Сапожников Аким XIX в.

Сапожников Ларион к к. XIX - нач. XX в.

Иван Григорьевич Усов (Епископ Иннокентий Нижегородский) Василий Усов (впоследствии старообрядческий священник XIX - нач. XX в.

п. Климов Андрианов Мартын Ефимович сер. XIX - нач. XX в.

Андрианов Иван Мартынович умер в 1940 гг.

п. Митьковка Башмаков Потап сер. XIX - нач. XX в.

Фролов Гавриил Евдокимович 1854-1930 гг.

Андриянов Трофим Алексадрович Иоаннов Илларион Иоаннов Максим XIX-XX вв.

 

Вторая половина XIX в.

 п. Добрянка Бахтеев Наседкин Сафонов XIX в. - нач. XX в. к. XIX - нач. XX в. к. XIX

п. Елионка Богомазов Федор Тимофеенков Федор Ефимьевич XIX в. XIX в. - 30 гг. XX в.

п. Воронок Деев Яков Леонтьевич с сыновьями Карталаков Масляев Михаил Ширяев к. XIX в. к. XIX в. к. XIX в. к. XIX в.

п. Шеломы Павликов Максим Григорьевич Павликов Григорий Тимофеевич 1887-1976 гг. 1867-1921 гг.

 

Нами выявлены имена иконописцев из Стародубья отца Василия и сына Андрея Родионцевых из Новозыбкова, ученика Василия Родионцева - Трофима Александровича Андреянова из посада Митьковка, отца Иллариона и сына Максима Иоанновых из посада Митьковки, Исайя Платоновича Казмина из Клинцов. Из посада Воронок происходил старообрядческий священник и иконописец Михаил Масляев, репрессированный в 1937 г. Из посада Свяцк в памяти жителей сохранились имена иконописцев братьев Василия и Ивана Усовых, Лариона и Акима Сапожниковых. Так из Стародубья происходил иконописец и блестящий полемист, апологет старообрядчества писатель Иван Алексеев (XVIII в.). Он был похоронен в Стародубе. Иконописец Андрей Родионцев, отец Василия Родионцева происходил из посада Тимошкин Перевоз (Стародубье).

 

Таблица 2

Иконописцы-старообрядцы из Ветки II пол. XVIII - нач. XX вв.

 

сл. Леонтьева Беспаликов Петр Иванович Беспаликов Кир Петрович Беспаликов Филипп Петрович Журавлев Арсентий Семенович Рожок сер. XIX в. 1870-1930 гг. 1870-1930 гг. к. XIX в. XIX в.

Ветка Зайцев Семен Яковлевич Ковалев Семен Яковлевич Марк Рогаткин Григорий Федорович Тарасов Иван Алексеевич Фомин к. XIX в. к. XIX в. 1710 гг. к. XIX-XX вв. II пол. XVIII в. I пол. XVIII в.

сл. Огородня Кушнерев Шилов Афанасий Корнеевич Шилов Марк к. XIX в. 1907-1993 сер. XIX - нач. XX в.

сл. Буда Якушенко Петр Климович 1858-1930 гг.

Покровский Ветковский монастырь Иван Яковлевич, Иванов Ларион, Кирсанов Иван, Тарасов Иван Кузьмин Федор (иконописцы Покровского Ветковского монастыря) Андрианов Ефим Иванович 1780 гг. II пол. XVIII в. к. XIX в.

сл. Тарасовка Богоедов Демид Тимофеевич Богоедов Родион Демидович 1830-е гг. - 1900-е гг. 1850 гг. - 1917 г.

сл. Новый Крупец Буйнов Петр Евменович Петр XIX - XX в. к. нач. XX в.

сл. Косицкая Гончаровы к. XIX - нач. XX в.

 

Имена иконописцев из Ветки выявлены в основном белорусскими исследователями. Их намного меньше - 27 человек. Но среди них иконописцы Покровского Ветковского монастыря (XVIII в.). Это подтверждает мнение, что изначально традиция иконописания в Ветке могла быть монастырской. Переход ветковских монахов на территорию Стародубья в связи с карательными действиями правительства (1735, 1764 гг.) приводит к более широкому ее распространению - она появляется и в среде мирян, выходцев из разных регионов страны, из самого Стародубья.

 

В результате проведенного исследования, мы пришли к следующим выводам.

1. Со второй половины XVIII в. можно говорить о двух духовных и художественных центрах - Стародубье и Ветке на сопредельных территориях Черниговской и Могилевской губерний Российской империи. Причем Стародубье как духовный и художественный центр сохраняется после 1850 гг., когда произошла насильственная ликвидация старообрядческий монастырей и скитов Ветки. Изначально иконописная традиция могла зародиться в монастырской среде, затем стала распространяться и на мирскую среду.

2. Духовный и художественный центр Стародубье сохраняется до конца 1920 гг. Но при этом традиция иконописания сохраняется до 1970 гг.

3. Исследования выявили большое количество иконописцев из Стародубья -67 человек.

Иконописцев из Ветки было намного меньше - выявлено 27 человек

4. В своем творчестве иконописцы сохраняли традиции древнерусского искусства, пользуясь лицевыми иконописными подлинниками (Клинцовский иконописный подлинник), хорошо знали историю иконописания в Древней Руси.

5. Традиционализм иконописцев-старообрядцев не мешал им создавать новые иконографические сюжеты: «Святой Никола Чудотворец Отвратный», «Союзом любви», др.

6. В обоих художественных центрах сложились династии иконописцев из среды

мирян.

7. Иконы из Стародубья и Ветки имеют большую культурную ценность, как историческую, так и художественную.

8. Необходимо бережно сохранять культурное наследие русского старообрядчества, ныне находящегося на стыке трех славянских государств -Российской Федерации, Республики Украина, Республики Беларусь.

 

 

Библиографический список

1. Гребенюк Т. Е. Иконография Богоматери Огневидной. К постановке вопроса // Старообрядчество. История. Культура. Современность: тез. III науч.-практич. конф. М.:1997. 226 с.

2. Гребенюк Т.Е. Художественное своеобразие ветковских икон. Технико-технологический аспект // Мир старообрядчества. Вып. 4. Живые традиции: Результаты и перспективы комплексных исследований русского старообрядчества: материалы междунар. науч. конф. М.: РОССПЭН, 1998. 463 с.

 

3.Живая Вера. Ветка. сост.Г.Г. Нечаева, О.Д. Баженова; авт текста Г.Г. Нечаева; пер. на англ. язык А.В. Вдовичев. Мн.: Беларус. 1мя Броую, 2012. 472 с.

4. Колпакова Г.С., Языкова И.К. Икона: Атлас православной иконы. М.: ООО «Феория», 2013. 496 с.

5. Клинцовский иконописный подлинник. Рукопись XVIII в. Полуустав в несколько почерков. 343+1 Л. Отдел рукописей Библиотеки Академии наук, собрание Строганова. № 66, инв. 2828.

6. Книжная культура. Ветка / авт. текста С.И. Леонтьева, Г.Г. Нечаева. Мн.: Беларус. 1мя Броую, 2012. 528 с.

7. Кочергина М.В. Стародубье и Ветка в истории русского старообрядчества (1760-1920гг.): демографическое развитие старообрядческих общин, предпринимательство, духовная жизнь, культура. Брянск, 2011. 451 с.

8. Лабынцев Ю.А., Щавинская Л.Л. Гомельские старообрядцы и Н. П. Румянцев // Старообрядчество как историко-культурный феномен: материалы Междунар. науч.-практич. конф. 27-28 февраля 2003. Гомель, 2003. 312 с.

9. Лилеев М.И. Из истории раскола на Ветке и в Стародубье XVII-XVIII вв. Киев: Тип. Корчаг-Новицкого, 1895. 596 с.

10. НечаеваГ.Г. Ветковская икона. Мн.: Четыре четверти, 2002. 270 с.

11. Перекрестов Р.И. Об иконописной традиции Ветки и Стародубья // Старообрядчество: история, культура, современность. 2007. № 12.

12. ЦГИА Украины. Ф. 57. Оп. 1. Д. 117. Л. 171; 208; 225-226 об; 230; 241.

 

© 2017 М. В. Кочергина

канд. ист. наук, завкафедрой общегуманитарных и социальных дисциплин e-mail: kochergina_mv@mail. Ru

Институт экономики и управления в промышленности (г. Москва)

 

 https://cyberleninka.ru/article/n/redkie-ikonograficheskie-syuzhety-v-staroobryadcheskoy-zhivopisi-starodubya-i-vetki-vtoraya-polovina-xviii-xx-v

 




 
   Связанные ссылки
· Больше про Православное Старообрядчество Белой Руси
· Новость от nikvik


Самая читаемая статья: Православное Старообрядчество Белой Руси:
Поморское Старообрядчество Беларуси в 2006г. Взгляд со стороны.


   Рейтинг статьи
Средняя оценка: 0
Ответов: 0

Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


   опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу






Техничесткая поддержка и разработка сайта webcenter.by