Добро пожаловать на ПРАВОСЛАВНОЕ СТАРООБРЯДЧЕСТВО!

   Месяцеслов



   Навигация
· Главная
· Архив новостей
· Заголовки новостей
· Поиск
· Самые 10
· Статистика сайта
· Страница пользователя
· Темы сайта
· Форумы

   Сколько на сайте
27 гостей и 0 пользователей.

Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.

   Всего хитов
Просмотрено
8136632
страниц сайта с Март 2006

   НАШИ БРАТЬЯ

Белорусская Православная Церковь



   Счетчики
Rambler's Top100

   Информер
Нет содержания для данного блока.

 Господь возлагает на старообрядчество особую миссию

От диалога к единствуТема:  От диалога – к единству    

Сейчас, когда весь русский мир и вся православная Россия настроены максимально благожелательно по отношению к старообрядцам и их укладу – отказываться от проповеди древлего благочестия с их стороны... просто преступно.


«В середине октября 2007 года в Москве прошел Освященный Собор Русской Православной Старообрядческой Церкви. Это событие подвело некий итог попыткам священноначалия белокриницкой иерархии вывести самое крупное староверческое согласие на качественно новый уровень отношений с обществом, властью и господствующей Церковью Московского Патриархата.

Нужно ли это русскому обществу, самому старообрядчеству,
оказались ли готовы сами старообрядцы к служению, к которому призывают их изменившиеся общественные обстоятельства – а, значит, призывает Сам Господь!», – рассмотреть эти вопросы  попытался в статье «Старообрядцы против старообрядчества» священник Русской Православной Церкви  Димитрий Каплун.

Раскол Русской Церкви XVII века до сих пор кровоточит. Само существование старообрядчества на протяжении трех столетий говорит о том, что Господь промыслительно оставляет эту рану неуврачеванной с какой-то Ему Одному ведомой целью. Что это за цель – мы можем только догадываться.
Но все же, взирая на духовный облик староверов, мы не можем не видеть, что они в большей степени сохранили уклад, быт и особенности благочестия Старой Руси, чем это удалось нам, русским православным христианам Вселенской Церкви.
За эту стойкость староверие подстерегает одно большое искушение – но если они с ним справятся, то выйдут победителями в трехсотлетнем стоянии за древлее благочестие.Искушение это свойственно всем христианам, но особенно – тем, кто пребывает в долгом стоянии за церковную правду против какой-либо господствующей конфессии, близкой по крови и вере, но в чем-то ушедшей от прежнего общего единства.
Это искушение признать всех, кто находится вне твоей юрисдикции – погибающими, а себя – единственными спасающимися. Это тонкое искушение собственной избранности и правоты всегда было источником всех расколов, бед и нестроений. Православное же Христианство есть единственная религия, которая учит спасительному чувству собственной неправоты. "Я неправ, но прав Христос" – вот мысль, которую надо бы держать в уме каждому православному христианину. А если я неправ просто в силу общей ограниченности моего ума и моей греховности, разве я могу выносить суждения о том, что какой-то человек в силу своей принадлежности к другому христианскому сообществу несомненно погибает или спасается? Я этого просто не могу знать.

А если я этого действительно не знаю, откуда во мне берется уверенность выносить суждения, что некий человек спасается или погибает?
Думается – только от гордости, от навязчивого человеческого желания непременно поместить своего собрата куда-нибудь: в ад или рай. То есть восхитить себе права, мне никак не принадлежащие. Нет у нас ни силы, ни права ввергать кого-нибудь в преисподнюю или помещать на небеса. Эта власть всецело принадлежит Одному Богу. Когда же маленький и немощный человек дерзает выносить суд кому бы то ни было из людей, он выглядит смешно и нелепо, жалкий похититель Божьей власти. "Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены"(Лук.6:37).

Даже Сама Святая Соборная и Апостольская Церковь "внешних не судит". Она выносит суждение только о тех, кто находится в Ее ограде
. Грозная процедура анафематствования, то есть отлучения от Церкви, не содержит в себе, как некоторые думают, элементов осуждения или проклятия. Анафема – это не проклятие и не осуждение. Анафема – это публичное, во всеуслышание произнесенное слово Церкви о том, что некое лжеучение или его последователи находятся за Ее спасительной оградой, за бортом церковного корабля.
Церковь с древних времен называют кораблем спасения. Это сравнение поможет нам яснее представить отношение Церкви к внешним, находящимся "за бортом". Те, кто за бортом, в пучине житейского моря – сами выбрали этот путь. Они сами не хотят пересесть на судно. Но вот кто из команды корабля может с уверенностью сказать, что те, кто за бортом, непременно погибнут? Спастись там трудней, это несомненно. Однако, ведь и там могут быть обломки дерева, ведь и там действует Промысел Божий – мы ничего не можем сказать с уверенностью о судьбе христиан, оказавшихся за бортом нашего церковного корабля. Нам остается только свидетельствовать свое незнание. И лишь такой ответ будет смиренным, а значит, православным.

Старообрядцы тоже на своей ладье чувствуют себя одинокими странниками посреди волн развращенного житейского моря. Отношение к нам, кого они называют "никониянами", неизбежно остается подозрительным и холодным, тем более, что представители господствующей Церкви в прошлом очень сильно потрудились в жестоких гонениях на старообрядчество. Груз прежних исторических обид, кровь старообрядческих мучеников, иноков Соловецкого монастыря, боярыни Морозовой, Евдокии Урусовой и прочих – тяжким средостением пролегли между нами.

Важно понять в размышлениях о судьбах России за прошедшие три столетия, что именно с церковного раскола XVII века начался гибельный процесс духовного распада Третьего Рима, приведший к революции 1917 года и тяжкому греху цареубийства.
Важно понять также, что именно с соборной, общецерковной, совместно со старообрядцами, оценки  произошедшего в XVII веке только и возможно исцеление тяжелой общецерковной и общенародной русской раны. Для этого нужны усилия обеих частей Русской Церкви, которые уже триста лет пребывают в состоянии тягостного разделения. Усилия эти нужно приложить не к механическому сращиванию или поглощению новообрядцами старообрядцев, а именно к выработке общецерковного, соборного взгляда на события XVII века.  Нужно четко договориться со старообрядцами, что мы не желаем их поглощения или унии с ними.
Мы желаем услышать от них и воспринять от них то ценное, что они сохранили в трехсотлетнем стоянии за древлее благочестие. Мы желаем, чтобы они и впредь сохраняли двуперстие, рубахи навыпуск, пояски, молитвенные коврики – весь свой уклад.
Но самое главноемы должны прославить их святых – таких, как соловецкие мученики, боярыня Морозова и Евдокия Урусова – и почтить их подвиг стояния в вере за древлее благочестие.
Мы должны сами в полной степени восстановить хотя бы крещение полным погружением во всех храмах Московской Патриархии.
Мы должны остерегаться называть их раскольниками. Они пребывают не в расколе, а в разделении с нами. То, что части Поместной Православной Церкви могут находиться во временном  разделении, оставаясь в то же время  на древе Вселенской Православной Церкви – показывает пример недавнего исцеления временного разделения Русской Зарубежной Церкви и Московской Патриархии. 

Но и они со своей стороны должны понять, что Господь возлагает на старообрядчество особую миссию. Они не должны замыкаться "в своей скорлупе", ясно понимая, что то духовное сокровище, которое они сберегли, должно обогатить весь русский православный народ. Горделивое сознание своей исключительности не имеет ничего общего со смиренным, христианским духом. Если старобрядцы действительно сознают уникальность  и неповторимость древлего благочестия, которое они сберегли – они просто обязаны поделиться этим сокровищем со всем русским народом.
Для этого старообрядцам просто необходимо отказаться от политики закрытости, которая выработалась у них за долгие годы гонений. Ведь христиане первых веков, несмотря на гонения, которым их подвергал внешний мир, преобразили и победили языческую Римскую Империю именно благодаря тому, что не переставали благовествовать Евангелие даже из катакомб.
Сейчас, когда весь русский мир и вся православная Россия настроены максимально благожелательно по отношению к старообрядцам и их укладу – отказываться от проповеди древлего благочестия с их стороны, на мой взгляд, просто преступно.

Первые шаги безвременно скончавшегося первоиерарха РПСЦ митрополита Андриана говорили о том, что староверие преодолевает эту косность и боязливость в общении с внешними. Поначалу и действия нынешнего первоиерарха м. Корнилия свидетельствовали о том, что владыка решил действовать в правильном русле политики м. Андриана. Однако, протест наиболее фанатично и сектантски настроенной группы низшего духовенства и мирян против митрополита Корнилия фактически сорвал первые зеленые весенние листочки на оледеневшем за зимнюю стужу гонений древе старообрядчества. На Освященном Соборе октября 2007 года были приняты поспешные и непродуманные решения, фактически, как мне представляется вернувшие РПСЦ в состояние холодной неподвижности, в котором эта юрисдикция пребывала до избрания м. Андриана.

Первая ошибка
состояла в том, что они определили экуменизм, как ересь, которая учит о "возможности спасения в других вероисповеданиях". Надо сказать, что анафематствование Русской Зарубежной Церкви на экуменизм гораздо более точно определяет эту ересь, как учение о том, что таинства еретиков "довлеют ко спасению", то есть определенно спасают человека, прибегающего к ним. Между "возможностью спасения" и "довлением ко спасению" пропасть огромного расстояния. Утверждать, что Бог вообще никого не может спасти, кроме твоих единоверцев – тоже ведь ересь, зеркально обратная ереси экуменизма.
Экуменисты учат, что таинства еретиков определенно спасают, а "антиэкуменисты" утверждают, что Бог бессилен кого-то спасти вне их юрисдикции. И то, и другое – заблуждение. Православные же относятся к делу спасения как к тайне Божиего Домостроительства. Православные утверждают священное незнание относительно того, как Бог спасает людей вне Православия. Мы верим, что тайна Промысла и Домостроительства Божия такова, что Он сами ошибки, грехи и промахи людские обращает во благо. Если существуют "другие вероисповедания" – значит им есть место в Тайне Божьего Домостроительства. Зачем и почему – нам не дано знать. "Мои мысли - не ваши мысли, ни ваши пути - пути Мои, говорит Господь. Но как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей"  (Ис.55:8-9).
Вот, например, как глубоко и прозорливо пишет св. Апостол Павел об иудеях, о том, почему в планах Божиего Промысла иудеям было уготовано отвергнуть и распять Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа:"Ибо не хочу оставить вас, братия, в неведении о тайне сей, - чтобы вы не мечтали о себе, - что ожесточение произошло в Израиле отчасти, [до времени], пока войдет полное [число] язычников; и так весь Израиль спасется, как написано: придет от Сиона Избавитель, и отвратит нечестие от Иакова. И сей завет им от Меня, когда сниму с них грехи их. В отношении к благовестию, они враги ради вас; а в отношении к избранию, возлюбленные Божии ради отцов. Ибо дары и призвание Божие непреложны. Как и вы некогда были непослушны Богу, а ныне помилованы, по непослушанию их, так и они теперь непослушны для помилования вас, чтобы и сами они были помилованы. Ибо всех заключил Бог в непослушание, чтобы всех помиловать. О, бездна богатства и премудрости и ведения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его!" (Рим.11:25-34)Как было бы хорошо, если б православные христиане относились друг ко другу хотя с малой толикой той любви, какую испытывал апостол Павел к своему народу.

Вторая ошибка
была, что они определили "никонианство" как ересь второго чина. Ошибка эта состоит хотя бы в том, что, накладывая на кого-либо печать ереси, в документах Собора нужно давать ее строгое догматическое определение. Хорошо было бы призвать полномочных представителей "еретиков", чтобы в совместной предварительной беседе обличить их "ересь", призвать к покаянию, выслушать их ответы. Но для этого нужна серьезная богословская подготовка Собора и как раз к такой работе и открытости большинство старообрядцев оказались не готовы.

Подведем итог размышлениям.
1. Русская Православная Церковь нуждается в том духовном сокровище, которое сохранили старообрядцы.
2. Старобрядцам нужно донести до общества и всех русских православных христиан всю правду о церковном расколе XVII века и о его трагических последствиях, всю красоту древлего благочестия. Для этого нужно вступить в диалог с новообрядцами.
3. Но хотят ли этого старообрядцы?  Дебаты на Освященном Соборе РПСЦ вызывают в этом определенные сомнения. А почему не хотят?  Вот вопрос, который нужно задать старообрядцам.
Священник Димитрий Каплун,
 
Русская Православная Церковь (Московского Патриархата)

"РУССКИЙ ПРОЕКТ",
12 ноября 2007 г.

Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
Портал-Credo.Ru
12-11-2007



 
   Связанные ссылки
· Больше про От диалога к единству
· Новость от klem


Самая читаемая статья: От диалога к единству:
Мы примирились. Старообрядцы и никониане – кто бы мог подумать?


   Рейтинг статьи
Средняя оценка: 4
Ответов: 4


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


   опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу






Техничесткая поддержка и разработка сайта webcenter.by