Добро пожаловать на ПРАВОСЛАВНОЕ СТАРООБРЯДЧЕСТВО!

   Месяцеслов



   Навигация
· Главная
· Архив новостей
· Заголовки новостей
· Поиск
· Самые 10
· Статистика сайта
· Страница пользователя
· Темы сайта
· Форумы

   Сколько на сайте
12 гостей и 0 пользователей.

Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.

   Всего хитов
Просмотрено
8038040
страниц сайта с Март 2006

   НАШИ БРАТЬЯ

Белорусская Православная Церковь



   Счетчики
Rambler's Top100

   Информер
Нет содержания для данного блока.

 Единоверие до и после митрополита Платона (Левшина)

Старообрядцы в лоне РПЦТема:  Старообрядцы в лоне Русской Православной Церкви 

Само существование единоверчества вызывает множество вопросов не только в старообрядческой среде.
История и развитие старообрядческого течения, изменение правового статуса во временном контексте рассматривается в статье кандидата богословских и филологических наук Михаила Викторовича Первушина.
Статья подготовлена на основании доклада, сделанного на IV Платоновских чтениях в Николо – Перервенской семинарии 01 декабря 2007 года.

В Русской Православной Церкви Московского Патриархата традиционно считается, что митрополит Платон (Левшин) явился если уж не родоначальником так называемого "единоверия", то наверняка главной фигурой в его основании. Об этом говорит и попытка "широко" отметить двухсотлетие выхода пресловутых "платоновских" правил единоверия в 2000 году, и явно одностороннее и тенденциозное освящение роли митрополита Платона в основании единоверия[1].

Хотелось бы подойти к этой теме с противоположной стороны.
Буду рад, если мои изыскания вызовут неравнодушие у читателей, т.к. это гарантия более объективного освящения и научной разработки этого вопроса в дальнейшем.

Вопрос о научной специализации темы старообрядчества и его производной (единоверия) был поднят еще в начале 50-х годов XIX века. К этому времени относятся открытия соответствующих профессорских кафедр при Духовных академиях. Но при этом задачи стояли по преимуществу полемические, судя даже по официальному названию вновь открытой дисциплины – "История и обличение русского раскола". Причем исторический анализ и научная разработка вопросов должны были быть направлены к лучшему посрамлению старообрядчества[2].

Однако уже в конце XIX – начале XX века появляются работы ученых, принадлежавших к Синодальной Церкви, которые выступают в защиту исторической правоты старого обряда
[3]. Эти исследования повлияли на отношение к старообрядчеству в целом и на единоверие в частности.

Под их влиянием было высказано и следующее мнение святителя Андрея Ухтомского (канонизирован Русской Православной Церковью Московского Патриархата в 2000 году как священномученик): "К числу великих грехов наших можно отнести всю семинарскую литературу о русском расколе старообрядчества. Вся казенно семинарская история раскола старообрядчества и его обличение – одна сплошная ложь, за самым ничтожным исключением. Обыкновенный казенный взгляд наших богословов на раскол такой: раскол – это продукт народной глупости и необразованности.
Обыкновенно наша лживая семинарская наука рисовала старообрядцев, как упрямых бунтовщиков, бессмысленных защитников двуперстия, сугубой аллилуйи, хождения посолонь и т.п. Вместо этого введены были новые богослужебные книги, а что с ними (?) – полное нарушение всякого устава и введение одного полукощунственного правила: "Аще изволит настоятель" – это не свобода, а разгильдяйство, нравственная распущенность и общая беспринципность... 
 

«Злая» ложь на старообрядцев вполне затемняла подлинную сущность старообрядчества в глазах русских маломыслящих обывателей, которая заключалась в защите подлинной соборно-церковной жизни, в убежденной защите подлинной, а не мнимой церковной свободы и в борьбе с насилием"[4].

В настоящее время (т.е. в конце XX – начале XXI века) именно эта позиция священномученика Андрея была озвучена Священноначалием Русской Православной Церкви на Поместных и Архиерейских соборах. Однако на них была подчеркнута, не только важность стремиться к строго объективному изложению истории церковного раскола всем преподавателям духовных школ, хотя об этом тоже говорилось. На Соборе 1971 года было особо отмечено, что все древнерусские церковные обряды, являются "равночестными и равноспасительными", а также Собор дозволил преподавать Святые Тайны не только единоверцам, но и старообрядцам, "как имеющим с нами единство в таинствах"[5].

К сожалению, нельзя сказать, что нормативно-правовые материалы Русской Православной Церкви по отношению к старообрядству реализуются в полном объеме.
В частности, в катехизисах и учебных материалах по "Закону Божию", в учебных пособиях для Православных духовных академий и семинарий, для православных вузов указывается только один (троеперстный) образ крестного знамения, не излагаются основы древних чинопоследований наряду с новыми, не говоря уже о тех препятствиях, которые возникают при желании открыть единоверческий приход. Многие прихожане общеправославных храмов относятся к единоверцам как к каким-то маргиналам, чуть ли не "сектантам".

Первоначально в смысл термина "единоверие", который был введен митрополитом Платоном (Левшиным), вкладывалось его создателем несамостоятельность, несамодостаточность общества старообрядцев, примкнувших к господствующей Церкви. Сами единоверцы не раз выражали неудовлетворенность своим наименованием, ссылаясь на его неопределенность и неточность. В результате чего, на Всероссийском единоверческом съезде 1912 года в Петербурге ими было принято решение о переименовании всех единоверцев в православных старообрядцев, но новообретенное имя, во-первых, было семантически неточно, а во-вторых, исторически не прижилось[6].
Уже в наше время Священным Синодом была высказана мысль, что термин "единоверие" требует внимательного рассмотрения и, скорее всего отказа от него[7]. На сегодняшний день вместо определения "единоверческие приходы" часто, в том числе и Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II, употребляется словосочетание "старообрядные приходы Русской Православной Церкви".

Первый единоверческий епископ священномученик Симон (Шлеев)
определял единоверие как "отдел старообрядства, допущенный на основании единства в вере в общение с Российскою Церковью"[8]. В данной статье будем понимать под термином "единоверием", согласно определению Поместного собора 1917-1918 годов, те общины верующих, которые хранят старые обряды и подчиняются священноначалию Русской Православной Церкви Московского Патриархата.
 

Единоверие до "Единоверия"
 XVII век
Мысль о единении расколовшихся частей когда-то единой Русской Церкви возникла значительно раньше ее официального признания. Профессор Е. Е. Лебедев делает парадоксальное замечание о том, что единоверие (т.е общность догматов при различии обрядов) присутствовало в Церкви задолго до самого раскола[9].
Напомним, что исправления Никона были утверждены Русской Церковью на Большом Московском соборе 1666-1667 годов и введены в церковную жизнь[10]. Однако всегда были православные люди, которые не хотели поступиться ни единством Церкви, ни древним благочестием, храня верность и тому, и другому.
Стихийное стремление к единению Церкви отмечается фактически сразу после раскола.
Уже Патриарх Никон разрешил одному из крупнейших вождей раскола старцу Григорию (в миру – Ивану Неронову) исполнять богослужения по старым книгам. На этом основании он примирился с Церковью и возвратился в ее лоно. Да и сам Никон в последствии говорил о том, что нет разницы по каким книгам служить – новым или старым.
При всех гонениях на старообрядцев в отдаленных синодальных монастырях, таких, как Анзерский Елеазаров на Белом море, удалось, подчинившись Синоду, сохранить древлеправославную традицию, по крайней мере в основных ее чертах. Позже Н. Клюев писал:
Вот отчего старообрядцыЕлеазаровские святцыНе отличают от старин[11].
Таким образом, в отдаленных приходах "стихийное единоверие" было явлением если не повсеместным, то очень распространенным.

Из жития суздальского митрополита Иллариона (1632-1708) видно, что во второй половине XVII века некоторые из православных, которые хотя и с недоверием встретили исправленные книги, вскоре стали смотреть и на новые и на старые богослужебные книги одинаково, совершая служение и по тем, и по другим[12]. В знаменитом старообрядном селении Гуслицы староверы первоначально обращались для совершения богослужений, треб и т.п. к синодальным священникам, с условием, что все обряды будут служиться по старому. Одним из подтверждений этому служит и то, что в Гуслицах взаимоотношения между старообрядцами и приходским духовенством господствующего обряда всегда были хорошие.
Остатки первоначального единства приверженцев старого обряда и Церкви сохранялись еще в первой половине XVIII века.
 

XVIII век
Устойчивое сосуществование в приходской жизни старого и нового обряда доказывает нам постановление Святейшего Синода от 28 февраля 1722 года, требовавшее преодолеть смешение старого и нового обрядов. В 16 пункте этого постановления мы читаем: "Те, которые, хотя Церкви и повинуются и все церковные таинства приемлют, а крест на себе изображают "двема персты..." писать в раскол, не взирая ни на что"[13]. Тем епископам, которые сомневались в целесообразности данного постановления, а такие были, давались строгие разъяснения, в частности, известен случай с Тобольским митрополитом Антонием в 1724 году.

В первой половине XVIII века отдельные синодальные деятели выдвигали на местах идеи, впоследствии оформившиеся в практику единоверия. Было движение навстречу и со стороны старообрядства.
В начале XVIII века единства у староверов уже не было, так как не было объединяющей всех иерархии. К этому времени сложились основные согласы (или согласия): поповцы и беспоповцы. Как те, так и другие были озабочены отсутствием епископов и, как следствие, нехваткой священства, а в дальнейшем его полным исчезновением. Эти и многие другие причины побудили некоторых старообрядцев искать возможность сохранять древнее православие на основании действующих гражданских законов.

Впервые однозначно сформулировал принципиальное для единоверия положение, что старый и новый обряды равночестны и вследствие этого возможно совместное сосуществование в рамках единой Церкви сторонников старого и нового обрядов строитель Саровской пустыни иеромонах Исаакий (в схиме Иоанн). Его переговоры, проходившие в самом начале XVIII века с пришедшими к нему представителями Керженского староверческого скита, были пронизаны стремлением к преодолению раскола[14].

Предшественниками единоверия были также и терские казаки
. Фактически между ними и Синодальной Церковью существовало негласное соглашение. С одной стороны казаки признавали единство с Синодальной Церковью, и в частности архипастырскую власть Астраханского епископа, с другой стороны, у них было право соблюдать старые обряды и обычаи, избирать кандидатов на рукоположение священников из своей среды, не допускать к себе священство, служащее по новому чину. С 1738 по 1745 год Астраханский епископ Иларион пытался изменить обрядовые традиции казаков, но, встретив упорное сопротивление от казачества и их священства, вынужден был дать разрешение на старые обряды, фактически утвердив в своей епархии единоверие.

Ситуация значительно изменилась в царствование императрицы Екатерины Второй
. При ней выходит ряд законов и указов, которые свели на нет церковные гонения, и способствовали становлению старообрядчества. В самом начале своего правления в 1764 году она отменяет указ Синода 1722 года. Раскольники, если не de jure, то de facto получили почти полную свободу своей веры, и прежние суровые меры против них потеряли свою силу.
В этот период при общих благоприятных условиях и в среде староверов, и в среде синодалов появляются яркие сторонники единения расколотой Церкви на основе обрядового равночестия. При Екатерине II происходит основание крупнейших московских старообрядческих центров поповщины и беспоповщины (федосеевцев) – за Рогожской и Преображенской заставами соответственно, в 1771 году.

Вслед за потеплением государственной политики по отношению к староверам, появляются первые успешные попытки богословского обоснования возможности единения Церкви при сохранении обрядовых различий. В 1765 году издается Святейшим Синодом "Увещание в утверждение истины и в надежду действия Любви евангельской", авторство которого принадлежит иеромонаху Платону (Левшину) – будущему Московскому митрополиту[15].
В этой работе проводится важнейшая для единоверия мысль о том, что единство Церкви Христовой обеспечивается единством веры, единством ее догматического учения. В рамках одной Церкви могут сосуществовать обрядовые различия. Справедливо указывается, что выражение: "Аще кто прибавит или убавит, да будет проклят" – относится к содержанию веры, а не обряда. Обряды сами по себе не могут разделять верующих.
В "Увещании" приводятся примеры существенных обрядовых изменений в истории Церкви, которые не приводили к потере церковного единства. Очень убедительны примеры сокращения и изменения в последованиях литургий святителей Василия Великого и Иоанна Златоуста (особенно) по отношению к литургии святого апостола Иакова. Будущий митрополит проводит глубокий анализ основных различий старого и нового обряда, проводя мысль об их равночестности, равноправославности и равноспасительности.
В результате он приходит к выводу, что при единстве веры сторонники нового и старого обрядов могут сосуществовать в лоне единой Церкви.

Первым же, воплотившим эту мысль в формы реальной действительности, является архиепископ Славянский (Херсонский) – Никифор Феотокис
, грек по национальности[16]. Он же был автором второго богословского обоснования возможности единения, которое называлось – "Краткое повествование об обращении раскольников селения Знаменки".
В 1779 году он был рукоположен на Славянскую кафедру. 14 февраля 1780 года староверы селения Знаменка подали прошение с просьбой принять их в общение, рукоположить им священника при сохранении за ними права на их богослужебные и общинные традиции. Это прошение они сопроводили письменным исповеданием своей веры, а также рекомендательным письмом генерал-губернатора Новороссии князя Г. А. Потемкина, который ходатайствовал о них перед архиепископом.
Архиепископ Никифор составил "Окружное послание всем именующим себя староверами, в Славенской и Херсонской епархии обитающим", которое оказало на старообрядцев действие "торжественное" – "как свидетельство греческого епископа, чуждого их семейственной распре и пленившего их почтение светом кроткого благочестия"[17].
Владыка Никифор удовлетворил их просьбу без предварительных переговоров с Синодом, основываясь на церковных правилах о снисхождении к обрядовым особенностям при единстве веры и догматов. При этом он имел в виду и изданное Святейшим Синодом в 1765 году "Увещание" иеромонаха Платона (Левшина).
Старообрядцы Знаменки приняли от Никифора священника. Освящение по старому чину вновь построенного Знаменского храма состоялось 18 июня 1780 года архиепископом Никифором.
В это же время основывается Корсунский мужской монастырь, в котором было разрешено добровольное поселение староверов. В целях обоснования своего решения Архиепископ Никифор пишет апологетический труд, который был послан в Святейший Синод в 1781 году. В нем владыка доказывал возможность сосуществования разных обрядовых традиций в рамках единой Церкви.

Однако эти первые попытки к сближению приверженцев старой веры с церковью встретили молчаливое недоверие Синода: действия архиепископа Никифора не вызвали восторга. Он долго не получал никакого ответа, и лишь в конце 1781 года Санкт-Петербургский владыка Гавриил написал ему письмо, в котором указывал на недопустимость такого снисхождения к "раскольникам". "Желал бы я, – писал Гавриил, – чтобы ты посмотрел Деяния собора, который учредили в Москве греческие патриархи, правила, данные Синоду Петром Великим, и присягу, которую дают поставляемые во епископы, – увидишь, что они запрещают делать раскольникам такого рода снисхождение, которое ты сделал"[18]. Тем не менее, это подвигло Синод к обсуждению вопроса об "условном единении", названном впоследствии "единоверием".

Еще один из ведущих деятелей единения, которого большинство (если не все) единоверцы и многие старообрядцы считают отцом-создателем "единоверия" – инок беглопоповского согласа Никодим, происходивший из Стародубских старообрядцев. Он жил в Успенском монастыре, который находился на территории современной Брянской области (в то время – Черниговской губернии). Не без влияния "Увещания" митрополита Платона, Никодим пришел к убеждению, что обретение епископа должно произойти через единение с Синодальной Церковью.
В 1781 году стародубские староверы при содействии графа П. А. Румянцева-Задунайского и все того же князя Г. А. Потемкина обратились к Синоду с вопросом о возможном воссоединении через обретение от правящей Церкви епископа. Для решения этого вопроса инок Никодим в 1782 году приехал в Петербург, где встретился с митрополитом Гавриилом. Он также удостоился личного приема и одобрения у императрицы.
В 1783 году стародубцы официально обратились в Святейший Синод с прошением о воссоединении с Церковью на основании 12 правил. Эти правила должны были регламентировать систему отношений между соединенцами и Синодальной Церковью, в частности: закрепить право на старый обряд, автономию в вопросах организации внутренней жизни, поставление епископа, подчиненного непосредственно Святейшему Синоду. В эти правила входила просьба староверов разрешить соборные клятвы 1656 и 1667 годов и выражена необходимость снабжать их святым миром от Святейшего Синода.
Однако инок Никодим умер в 1784 году – раньше ответа правительства на эту просьбу. Никодим успел склонить к своему образу мыслей значительную часть стародубского согласа.
Вопросы о снятии клятв и епископе были оставлены правительством без ответа, но 11 марта 1784 года последовал рескрипт императрицы "О даровании старообрядцам, живущим в Белорусской, Малороссийской и Новороссийской губерниях, по их просьбам священников и о дозволении им отправлять для них службу Божию по их старым обрядам".

Таким образом, середина 80-х годов XVIII века отмечена активным ростом единоверческих приходов по высочайшему повелению государственной власти. Единоверие "широко шагало по стране", не имея еще как таковых официальных отношений с Синодальной Церковью.
Это было то единоверие, о котором мечтало большинство держащихся старых обрядов и в которое, в конечном итоге (смею утверждать) перешли бы все старообрядцы, приемлющие поповский соглас. Но история не терпит сослагательного наклонения. И, к сожалению, отношения с государственным православием были выстроены не в том русле любви и терпения, в котором начинались складываться с государственной властью. Но об этом чуть позже.

А пока, 26 августа 1785 года высочайшим повелением князю Г. А. Потемкину было предписано назначить старообрядцам для поселения места между Днепром и Перекопом с тем, чтобы они получали священников от таврического архиерея и отправляли службу по старопечатным книгам.

Старообрядцами активно строились монастыри и приходские церкви.
Так в 1787 году упоминается Пятницкая девичья единоверческая пустынь в Черниговской епархии. В том же году был обращен из раскола в единоверие Казанский девичий монастырь в Климове.
В 1788 году единоверцы появляются и начинают активно строиться в Елисаветграде.
В 1791 году была основана Никодимова Троицкая единоверческая мужская пустынь на Днестре.
В 1794 году – в Перми, в 1797 году – в Казани, в 1798 – в Иркутской епархии, в Твери, Торжке Тверской губернии, Нижнем Новгороде, Санкт – Петербурге[19].
19 июля 1796 члену Святейшего Синода архиепископу Казанскому Амвросию было указано "учинить решение" о даровании Верхней Успенской старообрядческой обители иеромонаха на основании прошения строителя обители монаха Сергия.

В 1797 Нижегородский епископ Павел доложил Синоду о прошении старообрядцев Нижнего Новгорода и окрестностей о даровании им священника. На это прошение последовало "мнение" Синода о дозволении нижегородским старообрядцам иметь священников, служащих по старым обрядам, но рукоположенным от епархиального архиерея.
В конце XVIII века Синод был завален прошениями от старообрядцев о даровании той или другой группе священника и благословения служить "по старому".
Логичным завершением всех вышеперечисленных событий стал указ от 12 марта 1798 года только что вступившего на русский трон императора Павла I, по которому любое старообрядческое согласие могло добровольно возвратиться в лоно Церкви на правах сохранения старого обряда и на принципах создания особых приходов древлеправославного чина. По этому указу предписывалось рукополагать правящим архиереям священников для старообрядцев согласно их прошению, причем в обязательном порядке по древнему чину, а также было разрешено повсеместное строительство старообрядческих храмов.
Император Павел еще более тепло, чем его мать относился к приверженцам древнего чина православного богослужения. Как пишет польский историк К. Валишевский, в 1789 году "Павел посетил главу петербургских раскольников Милова и пригласил его вместе с его единоверцами присутствовать на литургии, отслуженной в дворцовой церкви. По окончании богослужения он принимал этих странных гостей в своем кабинете, продержал их там несколько часов, расспрашивал о впечатлении, произведенном на них богослужением и о различии в обрядах. Он испросил благословения у Милова и кончил тем, что предложил ему служить по-своему в этой самой церкви"[20]. 

Примечания:
 
[1] См., например: Цвиркунов Г., иерей. Митрополит Московский Платон (Левшин) и единоверие // Платоновские чтения 1 декабря 2004 г. Сб. матер. М., 2005. С. 31-38; и др.
[2] Глубоковский Н. Н. История раскола и единоверия // Глубоковский Н. Н. Русская богословская наука в ее историческом развитии и новейшем состоянии. М., 2002.[
3] Например, см. труды Н. Ф. Каптерева, Е. Е. Голубинского, И. Ф. Нильского и др.
[4] Андрей (Ухтомский), свщмч., архиеп. 10 писем о старообрядчестве. 1923-1925 гг. Цит. по: http://www.rustrana.ru/article.php?nid=6903
[5] См. в: Поместный собор Русской Православной Церкви 30 мая – 2 июня 1971 года. Документы, материалы, хроника. М., 1973.
[6] Вургафт С. Г., Ушаков И. А. Старообрядчество. Лица, события, предметы и символы. Опыт энциклопедического словаря. М., 1996.
[7] В частности, митрополитом Смоленским и Калининградским Кириллом.
[8] Симон (Шлеев), еп. Единоверие в своем внутреннем развитии. М., 2004. С. 7.
[9] Лебедев Е.Е. Единоверие в противодействии русскому обрядовому расколу. Очерк по истории и статистике единоверия с обзором существующих о нём мнений и приложениями. Новгород, 1904. С. 1.
[10] Этот же Собор 13 мая 1667 года осудил противников исправлений как раскольников. Так, было провозглашено: "Аще ли кто не послушает повелеваемых от нас и не покорится Восточной Церкве и сему освященному собору... мы таковаго противника... отлучаем... и проклятию, и анафеме предаем яко еретика и непокорника... дондеже вразумится и возвратится в правду покаянием" (см.: Деяния Московских соборов 1666 и 1667 годов. М., 1893. Ч. 2: Книга соборных деяний 1667 года. Л. 7).
[11] Карпец В. Что такое единоверие?
[12] Шлеев С., свящ. Единоверие и его столетнее организованное существование в Русской Церкви. СПб, 1901. С. 38.
[13] Михайлов С. С. Единоверческие храмы в Гуслицах. Куровское, 2001.
[14] Саровские старцы. М., 1996. Ср.: Духовное наследие священномученика Симона, епископа Охтенского. С. 112; цит. по: Карпец В. Что такое единоверие?
[15] Платон (Левшин), архим. Увещание к старообрядцам. СПб., 1785 (изд. 2-е). В полном собрании сочинений митрополита Платона: т. 2. С. 419-464.
[16] См. в: Никифор (Феотокис), архиеп. Благословенным христианам Греции и России. М., 2006.
[17] Как замечает А. Стурдца: http://edinoverie.narod.ru/history_nikifor.html
[18] Там же.
[19] См.: Шлеев С., свящ. Единоверие и его столетнее организованное существование в Русской Церкви. СПб, 1901. С. 42-45; Михайлов С. С. Единоверческие храмы в Гуслицах. Куровское 2001. С. 3-12 и др.
[20] Цит. по: Карпец В. Что такое единоверие?
(Продолжение следует). 

Богослов.
Ru
http://bogoslov.ru/
13.08.2008  



 
   Связанные ссылки
· Больше про Старообрядцы в лоне РПЦ
· Новость от klem


Самая читаемая статья: Старообрядцы в лоне РПЦ:
Никольский Старообрядческий (единоверческий) храм в Санкт-Петербурге.


   Рейтинг статьи
Средняя оценка: 0
Ответов: 0

Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


   опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу






Техничесткая поддержка и разработка сайта webcenter.by