Добро пожаловать на ПРАВОСЛАВНОЕ СТАРООБРЯДЧЕСТВО!

   Месяцеслов



   Навигация
· Главная
· Архив новостей
· Заголовки новостей
· Поиск
· Самые 10
· Статистика сайта
· Страница пользователя
· Темы сайта
· Форумы

   Сколько на сайте
34 гостей и 0 пользователей.

Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.

   Всего хитов
Просмотрено
8179414
страниц сайта с Март 2006

   НАШИ БРАТЬЯ

Белорусская Православная Церковь



   Счетчики
Rambler's Top100

   Информер
Нет содержания для данного блока.

 Архиепископ Андрей (князь Ухтомский) - окончание

От диалога к единствуТема:  От диалога – к единству 

«Православное Старообрядчество» продолжает публикацию статьи Б.П. Кутузова «Архиепископ Андрей (князь Ухтомский)».


Обращаясь к называющим себя православными христианами, архиеп. Андрей призывал: “Устраивайте, восстанавливайте древнеправославную христианскую жизнь по правилам и практике св. Церкви дониконианской! Покайтесь!”

Вопросы, рассматриваемые в статье, отнюдь не потеряли своей значимости сегодня и, вполне вероятно,  приобретут в скором будущем еще большую значимость.


Соборность означает прежде всего выборность священства и епископата, как это делалось в лучшие периоды церковной истории (Деян. 1,26; 5,2-3), в противоположность “номенклатурным” назначениям. “Нужно, чтобы все священники приходские были выборные, а не назначенные. Нужно, чтобы все священники дали подписку всем приходским советам, что без ведома приходского совета делать ничего не будут. Нужно, чтобы и епископы были избраны народом за их благочестивую жизнь, а не пьяницы и христопродавцы, которых назначают обновленцы”.

Владыка Андрей уточняет свое отношение к старообрядчеству
: “Я хочу быть таким старообрядцем, как святители Петр, Алексий, Иона, Филипп или патриарх Гермоген. Все они были старообрядцами, но не были раскольниками”.
Он почитатель Иоанна Кронштадтского и Серафима Саровского: “Не верь никакому слуху, – пишет он в частном письме, – что кто становится старообрядцем, тот должен забыть о святых таких, как преп. Серафим или Тихон Задонский. Никогда! И я старообрядец, но люблю Серафима всею душой. Но что святые никогда не были безгрешными – это несомненно. Сам ап. Петр ошибался. Ошибался и преп. Серафим, но это не мешает ему быть великим праведником”.

Опубликованные недавно материалы по деятельности так называемого Кочующего Поместного Церковного Собора 1928 г. – скрытно от ОГПУ заседания проводились с 9 марта по 8 августа в Сызрани, Ельце и Вышнем Волочке – дают новые сведения о преп. Серафиме ( “Русское православие”, 1997, 3 ).  Можно полагать, что представленные на Собор еп. Серафимом (Звездинским) документы, копии до этого неизвестных бумаг Мотовилова,  вызвали шок у участников Собора – оказывалось, что житие святого было фальсифицировано: его старообрядческая направленность была переделана в противостарообрядческую (подлог вполне в духе деятелей казенного цезарепапизма). Высказывание преп. Серафима против беcпоповцев было переделано в противостарообрядческое вообще.
 

Дело в том, что св. Серафим, как сообщается, происходил из семьи так называемых крипто-старообрядцев ( об этом свидетельствовал еще М.В.Мантуров, побывавший в Курске в 1840 г.), то есть людей, которые, формально принадлежа к господствующей Церкви, в обиходе продолжали молиться и жить по старорусскому почти тысячелетнему чину. Благодаря этой версии становится понятным, почему преп. Серафим носил старообрядческие клобук, мантию и лестовку, что было большой смелостью для того времени и не могло  не приносить ему различных неприятностей со стороны официальных властей. По-видимому, поэтому-то Победоносцев и  Синод всячески сопротивлялись канонизации преп. Серафима.

Среди подписей архиереев, участников Кочующего Собора (многие через своего представителя) такие известные иерархи, как митр. Иосиф (Петровых), еп. Григорий (Лебедев), архиеп. Андрей (кн. Ухтомский), архиеп. Феодор (Поздеевский), еп. Арсений (Жадановский), еп. Серафим (Звездинский) и др. Подпись под Деяниями Собора архиеп. Андрей дал через своего представителя, еп. Иова (Гречишкина).

Кочующий Собор,
один из немногих церковных соборов полностью свободный от какого-либо влияния светской власти ( что исключительно повышает его значимость), назвал  Большой – как доказал Н.Ф. Каптерев, просто больший, поскольку были и меньшие – Московский Собор 1666-1667 гг. разбойничьим собором, как похулившим древний обряд и благочестие, и призвал старообрядцев к взаимному единению.
По формулировке соборных деяний: “Неправедные клятвы и проклятия на древлеправославный обряд и благочестие являются недействительными и отвратительными; Великий Московский Собор 1666-1667 гг. есть не «великий», но русский разбойничий собор. Кто хулит древний обряд и благочестие: анафема”.
По-видимому, это деяние Кочующего Собора и подтолкнуло митр. Сергия (Страгородского), обеспокоенного возможным сближением “непоминающих” и старообрядцев, уже через полгода провести решение в Священном Синоде о снятии со старообрядцев запретительных клятв (так называемое Деяние от 10/23 апреля 1929 г., текст которого с небольшими изменениями и был положен в основу решений Поместного Собора 1971 г. в отношении старообрядчества).
Исключительно важные материалы о Кочующем Соборе и его решениях, представленные в “Русском православии” 1997, 3, конечно, требуют дополнительного подтверждения их подлинности, однако в пользу истинности этих документов свидетельствует уже сама логика исторических событий.

Известно, что по поводу “собора” 1666-1667 гг. архиеп. Андрей высказывался следующим образом: “На этом «соборе» были два восточных патриарха, Александрийский (Паисий) и Антиохийский (Макарий); на этом соборе судили патриарха Никона и прокляли всю древнерусскую церковную историю с ее прежним двуперстием. Вместе с тем прокляли и двуперстников, назвав их раскольниками-старообрядцами. На этом же соборе русский цезарепапизм был возведен почти в догмат Церкви: церковной духовной власти был дан в руки гражданский меч и узаконены были «градские казни», т.е. публичные казни новых раскольников.
После этого на законном основании с благословения святейших патриархов запылали костры и были сожжены и вообще замучены многие тысячи двуперстников, как не повинующиеся царской власти.


Я лично считаю этот «собор», названный в истории «Большой Московский», просто русским разбойничьим собором, как в греческой истории был разбойничий  Ефесский собор; ибо, как выяснил проф. Каптерев, патриархи, присутствовавшие на соборе, обманули царя Алексея Михайловича и не имели никаких канонических прав ни судить патр. Никона, ни вообще – открывать собор. А главный деятель  этого собора митр. Паисий Лигарид был даже лишен духовного сана и лживо подписывался на соборе «митрополитом»”.
На эту тему существует специальная работа архиеп. Андрея под названием “Русский разбойничий собор 1666-1667 гг.”, написанная им в Алма-Ате в 1933 г. 

Архиеп. Андрей отрицал
  разделение Церкви в подражание католицизму на “учащую” и “учимую”: “Они считают, что они, то есть архиереи, и суть Церковь, вопреки учению св. ап. Павла (2 Кор. 5,4). Я же считаю, что святую Церковь составляют все верующие, все сыны Божии по вере в Исуса Христа (Гал. 3,26), весь народ Божий, живые камни, из которых устрояется дом духовный (1 Петр. 2,5), Тело Христово (1Кор.12,27; Евр.1,23).
Глубоко радуюсь и благодарю Господа, что такое понимание св. Церкви и у древлеправославных христиан; поэтому они и сохранили свою церковную соборность, столь извращенную и даже поруганную у «никонианских» архиереев, которые в храмах поют, что они веруют во едину святую соборную Апостольскую Церковь, а в своей практической деятельности считают главными своими законами всякие другие законы, кроме законов соборных”.

На вопрос о епископате Русской Церкви
, предложенный ему на собрании благочинных 3 июля 1926 г., владыка Андрей отвечал: “Я не признаю слова «епископат». Это слово католического происхождения. Там, в католичестве, святейший епископат противополагается невежественному народу – мирянам, там епископы объединены в «епископат», очень часто устраивавший определенно заговоры против народа.
В православии «епископата» нет, а имеются только епископы, неразрывные с народом и немыслимые без народа.
Епископ, принципиально оторванный от народа, – это уже нечто в каноническом отношении очень подозрительное; а епископ гонитель и мучитель – это просто преступник перед Богом и людьми”.

С появлением “Деяния” Синода от 10/23 апреля 1929 г
. о снятии клятвенных запретов со старообрядцев архиеп. Андрею, как он пишет, стало ясно: идейно раскол, “изобретенный цезарепапистами XVII в.”, кончен, он “должен отойти в область истории. Этому «расколу» более нет места и нет основания и оправдания”. “Хотя в этом «Деянии» на каждой его строчке написано глубокое непонимание всего так называемого старообрядчества, как явления церковно-культурного, а не только обрядо-молитвенного, тем не менее я был от него в восторге. Действительно, после этого «Деяния» не может быть и речи о расколе. Нужно лишь быстро и решительно исправить трехвековое церковное бедствие. И если двенадцать смиренных «никонианских» архиереев, стоящие во главе российской иерархии, открыто признали, что раскол церковный произведен теми клятвами, которые они ныне «разрушают и яко не бывшие вменяют», то примирение сторон, доселе разобщенных, нужно признать совершившимся фактом. По этому поводу я начал переговоры с представителями московских старообрядцев...”

Однако Владыка еще ранее обращался к старообрядцам
с целью ликвидации Раскола. Вот что он сообщает в своих “Письмах о старообрядчестве”: “31 мая 1917 года я посетил Московское Рогожское кладбище во время старообрядческого Собора и умолял епископов старообрядческих принять все меры к воссоединеню с православием. Но двухвековое разделение и человеческие страсти сделали свое дело. На Рогожском кладбище я был встречен очень хорошо не многими и очень сухо остальными; зато «господствующая иерархия» назвала меня преступником за мои речи у старообрядцев... В ноябре 1917 г. в старообрядческом журнале «Слово Церкви» была напечатана моя статья о том, что объединение старообрядчества с православием необходимо, но оно возможно не на основании буквы канонов, а на основании их духа христианской любви... Эту статью на православном Соборе обсуждали со всех сторон, но ни к какому определенному решению не пришли. Отсюда ясный вывод, что ничего антицерковного, антиканонического в моих взглядах нет. В 1926 г. распространяются клеветнические слухи, “будто я отпал от православия, будто бы вторым чином присоединился к беглопоповцам и пр. Мне не много нужно было употребить усилий, чтобы доказать, что это ложь”.

Архиеп. Андрей хотя и отмечал
  в одной из статей в 1915 г., что “человеческая сторона церковной жизни извращена до последней степени”, однако не сомневался в святости Церкви, к которой он принадлежал, ибо “элемент Божественный в Церкви вечно жив и не может быть нарушен”. Поэтому, когда в 1917 г. старообрядцы-беглопоповцы предложили ему соединиться с ними через помазывание, так называемым вторым чином, он отказался, поскольку это было бы “кощунственным отказом от православия”. “Мне было предложено «перемазывание», то есть принятие меня в беглопоповство в братство «вторым чином». Но я, конечно, решительно отказался от всякого «перемазывания». Я сказал, что я православный епископ и ни в каких ересях не состоял и потому и не могу отказываться от какой-либо ереси”.  
Как пишет Владыка Андрей, в этом же году его духовник, знаменитый архиеп. Антоний (Храповицкий), “радостно благословил меня на подвиг служения старообрядчеству”.
В 1927 г. на церковном Съезде в Уфе специальным “Актом”, подписанным тремя епископами (Аввакумом, Антонием и Питиримом), было подтверждено, что “архиеп. Андрей никаких противоканонических поступков не совершал”. Съезд отметил также, что никакого “запрещения” архиеп. Андрея в действительности не было.

По поводу перспектив ликвидации Раскола
архиеп. Андрей отмечал: “Сознательные старообрядцы относятся к церковному объединению гораздо терпимее, чем их старообрядческие начетчики и наши православные гордецы, которые самоуверенно думают, что они обладают всякою истиною, а все с ними несогласные – это люди погибшие. Этот смертный грех гордыни и мешает объединению православных со  старообрядцами и мешает практическому осуществлению в жизни христианской истины”.
Именно на смертный грех гордыни, препятствующий объединению, указывает и А. Солженицын в одной из последних своих работ, “Россия в обвале”: “И когда же дойдет до истинного примирения с нашей кореннейшей ветвью, со старообрядцами? не до «прощения» их, а принесения им раскаяния за жестокие гонения в прошлом. Неужели и сегодня, когда вся разоренная Россия не ведает быть ли ей, в эту великую русскую Беду, – мы и тут все не можем из гордыни признать ту древнюю тяжбу надуманной?”

Архиеп. Андрей не умалчивает и о слабых сторонах старообрядчества
, о его трагическом дроблении и о небесспорности канонического достоинства его иерархии (беглопоповцы и белокриницкие). “Вся историческая нравственная правда, конечно, на стороне старообрядчества в его целом, но канонически – формальная правда остается на стороне бывшей «господствующей» иерархии”.

Будучи в алмаатинской ссылке
, Владыка Андрей неожиданно получает от белокриницких старообрядцев в 1932 г. св. Дары, дарохранительницу и омофор, видя в этом чудо и милость Божию. В письме к старообрядческому архиеп. Мелетию он пишет: “Я получил св. Дары из того церковного общества, которое меня, как «никонианина», не признавало собратом, но которое я всегда считал православною Церковью московских чудотворцев Петра, Алексия, Ионы, Филиппа и Ермогена и Казанских Гурия, Варсонофия и Германа”.

В частном письме Владыка пишет
: “Брату Августину напиши, что я получил от Господа великую милость: на другой день после твоего отъезда я получил святые Дары от старообрядческого Белокриницкого духовенства. Это для меня было вполне неожиданно; и, значит, раскол, как раскол, идейно кончен!”
И если старообрядческий Нижегородский еп. Иннокентий говорил, что “объединение разрозненных частей единой св. Церкви есть дело Благодати Божией и дело искренней молитвы”, то и архиеп. Андрей говорит о том же: “Нужно умолить Господа, чтобы он совершил чудо и восстановил параличные части Русской Церкви и объединил их – да будет на Руси единая Святая Соборная Церковь, включающая в себя и старообрядчество и всю здоровую часть новообрядчества”.

И сегодня задача та же:
“Нужно сохранить всю правду старообрядчества, но кроме того нужно утвердить ее на бесcпорных канонических основаниях”.
“Нужно умолить Господа, чтобы Он послал каплю Благодати Своей для всех, кто болеет церковными болезнями, и умудрил их воссоединить старообрядчество со вселенскою Церковью”.

Кутузов Б.П.

«Поморские ответы»
   
http://www.pomor-otvet.ru/?page=about



 
   Связанные ссылки
· Больше про От диалога к единству
· Новость от klem


Самая читаемая статья: От диалога к единству:
Мы примирились. Старообрядцы и никониане – кто бы мог подумать?


   Рейтинг статьи
Средняя оценка: 5
Ответов: 1


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


   опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу






Техничесткая поддержка и разработка сайта webcenter.by