Добро пожаловать на ПРАВОСЛАВНОЕ СТАРООБРЯДЧЕСТВО!

   Месяцеслов



   Навигация
· Главная
· Архив новостей
· Заголовки новостей
· Поиск
· Самые 10
· Статистика сайта
· Страница пользователя
· Темы сайта
· Форумы

   Сколько на сайте
12 гостей и 0 пользователей.

Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.

   Всего хитов
Просмотрено
7835089
страниц сайта с Март 2006

   НАШИ БРАТЬЯ

Белорусская Православная Церковь



   Счетчики
Rambler's Top100

   Информер
Нет содержания для данного блока.

 О сущности и значении старообрядчества

Самосознание и вера

Тема:  Самосознание и вера

           Философия Старообрядчества

И снова мы пытаемся вместе с Василием Гавриловичем Сенатовым - автором "Философии истории старообрядчества" (читайте на сайте    http://edinoslavie.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=630)

ответить на столь не простые для православных старообрядцев вопросы:

Что такое старообрядчество?

Выяснено ли духовное различие между старообрядчеством и господствующим исповеданием, различие именно духовное, а не обрядовое, различие мысли и жизни, а не внешних случайных одеяний?

Освещена ли с достаточною ясностью и полнотою старообрядческая мысль и отведено ли ей надлежащее место во вселенском вечном незыблемом православии?



Сравнительно с господствующим исповеданием оно, будто бы, не имеет ничего важного и существенного и разнится с ним исключительно малозначащими и мелочными обрядами и обычаями.

К сожалею, взгляд этот укрепился не только среди господствующих миссионеров, но и среди большой очень образованной публики. Среди высокообразованных людей с каждым годом увеличивается число таких, которые честно, искренно, без всякого пристрастия относятся к старообрядчеству и решительно не склонны видеть в нем умственной узости и религиозного невежества, в чем обвиняют его миссионеры; наоборот, даже они напрягаются отыскать в старообрядчестве общечеловеческие черты и высоко культурный идеи и задачи. Но весьма немногим из них удалось дойти до выяснения истинного смысла старообрядчества. В большинстве случаев все подобные благородные потуги мысли заканчиваются признанием: «да, в старообрядчестве что-то есть важное и великое, но все это пока остается невыясненным, неуловимым». А чаще дело оканчивается и еще проще: «православие и старообрядчество - одно исповедание, одна суть и разницы между ними никакой нет».

Кажущееся сходство обоих исповеданий сбивает с толку всех исследователей старообрядчества, - его врагов и друзей. Признавая, что старообрядцы содержат все основные догматы вселенской Церкви, миссионеры негодуют на них, зачем они отделяются от господствующей церкви. На этом же самом основании друзья старообрядчества не одобряют господствующую церковную власть, зачем она отторгла от себя старообрядцев и сурово, и грубо с ними поступила и до сих пор поступает. Те и другие одинаково, помимо обрядового различия, ничего не усматривают, и наивно полагают, что церковный раздор существенно идейного смысла и содержания не имеет. Для тех и других старообрядчество является лишь сколком с господствующего исповедания, с тем различием, что одни миссионеры обвиняют в отделении старообрядцев, а другие относят грех раздора насчет церковной власти.

Действительно, между господствующим исповеданием и старообрядчеством нет разницы в учениях о Боге, о лице Иcyca Христа, о значении в Церкви святых, о священном Писании и церковном предании, о церковных таинствах. Все те истины (кроме мелких и обрядовых), которые содержатся в катехизисах и древних, и новых, и в обширных богословских системах, остаются незыблемыми и едиными как для господствующего исповедания, так равно и для старообрядчества. Но, кроме этого, весьма обширного круга учений, в Церкви Христовой содержатся и многие другие, не менее важные учения и предания. Не все они записаны точным образом, не все сознаны ясно и положительно, но тем не менее они живут и действуют в Церкви и созидают ее. Как бисер, отдельные положения этих истин рассыпаны в книгах св. Писания, в святоотеческих сочинениях, в сказаниях о житии святых, в народных чувствах, мыслях и расположениях.

К таковым истинам относятся:

- значение каждого отдельного верующего в Церкви Христовой;

- значение приходского собрания и всего народа;

- отношение между священством и паствою;

- смысл и значение епископства;

- смысл и значение внешнего церковного управления в общей народной церковной жизни;

- значение обрядов и обычаев и какою силою и властью они созидаются; как и в чем выражается святость и непогрешимость Церкви.

В господствующем исповедании, как оно сложилось со времен патриарха Никона, верующий народ лишен всяких прав и всякаго значения, так что его голоса вовсе не слышно, на его верования, чаяния и надежды никто не обращает никакого внимания. Все значение, всю полноту церковной власти, всю силу, созидающую Церковь Божию, включительно до святости и непогрешимости, приписало себе священноначалие, собственно центральное церковное правительство. Поступает оно бесконтрольно и мнит себя святым и непогрешимым и свои действия отождествляет с действиями Духа Святого. Оно в церкви все, и помимо него никто и ничто не имеет никакой силы и никакого значения.

Печальное это явление есть результата того, что предано забвению или не было точно выяснено и выражено истинно-христианское разумение о священстве и о народе. Католическое учение о наместничестве Христа на земле, о Церкви, как внешне-государственном, учреждении, владеющем и движимою, и недвижимою собственностью, землею и народом, - это учение отразилось в учении и видимом устроении современной восточной церкви и особенно ярко в церкви русской господствующей. Епископство возомнило себя представительством Христа, церковь превратилась в государственное учреждение, в обладательницу земной власти и земных благ. Самый кругозор данного воззрения противен древней мысли вселенского апостольского христианства, тесен и душен для народа и унизителен для человеческого достоинства.

Старообрядчество прежде всего восстало за честь и сохранение древних русских церковных обрядов, обычаев и преданий. Со стороны фактической, исторической глубина и сила этих преданий в настоящее время не оспариваются учеными церковными историками и, по крайней мере, некоторые из этих преданий восходят до глубочайшей христианской древности и все они носят на себе отпечаток глубокой народной мысли и веры. Защищая свою церковную старину, русский народ, в лице старообрядчества, охранял свои исконные права на свободу верования, на созидание Церкви, права быть живым телом церковным.

Под воздействием католичества и других исторических условий, церковная иepapxия захватила в свои руки непринадлежащую ей власть над церковью, склонилась к ложной мысли об отождествлении священства с самою церковью, обезличила народ и приписала святость и непогрешимость себе, а не действиям Духа Божия. Эта ложь, этот грех имеет очень глубокие и старые корни. Для народов, принадлежащих к церкви, уже давно требовалось духовное обновление и очищение, стало необходимым выдвинуть вопрос о священстве и о народе, и об их взаимоотношениях, обратиться к мысли древних апостольских времен. И вот волею Божиею русскому пароду предоставлена слава этих благородных движений и этой высокой мысли.

 

Когда-то нами была высказана мысль, что в церковном выборном начале таится нечто великое, глубокое, общечеловеческое, что в нем скрывается догмат, издревле существующий, но нами еще невыясненный, - догмат, который может захватить умы и сердца многих и выразить действительно христианскую творческую мысль, века таящуюся в глубине русского народного духа, что старообрядчеству надлежит явить миру человеческому истинно-христианское разумение о священстве и о народе. Задача эта достойна вселенских соборов и является действительным средоточием всех живых современных религиозных вопросов, и разрешение ее явится расцветом русской богословской мысли и мысли вселенской святоотеческой Церкви.

С высказанным сейчас воззрением решительно не мирится обычное представление о старообрядчестве, как секте и отщепенстве. Нет, оно не секта, а явление самостоятельное и столь глубокое, что способно оживить все восточное христианство, ныне несомненно утратившее свою жизненность и деятельность на ниве Христовой, на пользу и развитие человечества.

Находим возможным закончить эту статью извлечением из записки, представленной нами одному высокопоставленному лицу.

Не может быть никакого сомнения в том, что старообрядческая иepapхия уже в настоящее время является таким фактом в русской церковной жизни, какого решительно нельзя ни зачеркнуть, ни уничтожит как мерами правительственными, так и содействием миссионерским. Она растет с внешней стороны, - в числе епископских кафедр, приходов и в числе своих последователей. Она развивается внутри: элементы церковно-общественной (собственно хозяйственной) жизни и исключительно духовной (церковной в собственном смысле) в ней постепенно отделяются друг от друга. Чрез это и духовенство, и миряне приобретают особенное, каждому из них свойственное значение и определенные районы деятельности в общей и единой для всех церковной жизни. Отсюда развитие мирского приходского начала в виде общин самоуправляющихся и по старообрядческой мысли призванных к заведыванию церковно-общественным хозяйством, к созданию приходских просветительных и благотворительных учреждений, включительно до мелкого кредита. Отсюда, с другой стороны, развитие духовного соборного начала в виде периодических епископских соборов, при условии правильности созыва признаваемых полномочными в решении духовных, церковных, и собственном смысле, дел и вопросов.

Грань, пролегающая между господствующим исповеданием и старообрядчеством, заключается не только в различии обряда и не только в различии временно исторического происхождения старообрядческой иepapхии (от греческого митрополита Амвросия), но, главнейшим образом, в различии начал церковного управления. При таких условиях решительно невозможно представить, что старообрядческая иерархия может быть уничтожена или, по крайней мере, обезразличена. Этого тем менее можно ожидать, что по своему началу церковного управления старообрядческая иерархия ближе подходит к строю древних православных восточных церквей, чем современный синодальный строй.

В настоящее время (справедливее - очень давно) «православный» русский народ страдает в церковном отношении значительно сильнее и глубже, чем во всех других отношениях: умственно-нравственный и социально-политические шатания происходят от расстройства церковного; они не причина современного упадка церковной жизни, а логически неизбежные последствия этoгo упадка. Главнейшею же причиною церковного нестроения служит то, что как в умственно-богословском направлении преимущественно образованного духовенства, так и в приходском управлении действуют какие-то иные начала, не имеющие ничего общего ни с религиозным созерцанием русского народа, ни с учением и бытом восточных церквей. Философствования богословов, мероприятия администраторов и усилия миссионеров несомненно не смогут вывести русскую господствующую церковь из ее затруднений.

Наш русский церковный вопрос - это не вопрос о каких-либо временных и случайных преобразованиях в русской церкви, не вопрос о смене синодального управления патриаршим, это вопрос о начале церковно приходской жизни, о значении мирян - народа в церкви и об участии их в церковном управлении и определении начал духовной жизни и церковно-канонических и догматических положений, - другими словами, вопрос о привлечении народных культурных сил к церкви, не в качестве только храмоздателя и усердного посетителя церковных богослужений, питателя духовенства и смиренного во всех отношениях послушника пред духовными лицами и учреждениями, а в качестве живой созидательной силы.

Церковь для человека не внешнее только явление, а, главнейшим образом, внутреннее, ибо, по выражению некоторых древнейших отцов, человек сам по себе есть церковь.

Не только исполнение церковных обрядов и таинств должно составлять истинную церковную жизнь, но и жизнь семейная и общественная в самом широком смысле, а также и жизнь промышленная, экономическая и умственно-ученая и литературная должны, бы быть законными явлениями жизни церковной: кроме зла весь человек в церкви и кроме зла все должно идти на созидание и процветание церкви.

Указанная сейчас задача должна быть маяком или светочем для всех современных местных, частичных и случайных церковных преобразований. Каждое ныне приемлемое церковное преобразование должно быть таковым, чтобы оно служило к дальнейшему росту церковной жизни и народно-церковного сознания. Без этого последнего условия, никакое преобразование, как бы оно ни было величественным с внешней стороны, не будет иметь успеха и в самом лучшем случае только на короткое время может быть драгоценною покрышкой на струпьях. Для всех жаждущих церковного умиротворения и по мере возможности служащих оному вопрос заключается не в том, как и каким образом сейчас же преобразовать церковь, а в том, какие последствия вызовет это преобразование в ближайшем будущем, возбудит ли оно в большинстве русского народа мысль об общем для всей восточной церкви единстве, о деятельном труде на пользу и развитие церковной жизни. Таким образом, вопрос о русском церковном преобразовании есть в сущности вопрос об оживлении деятельности во всей восточной церкви, о возбуждении мысли древней вселенской Церкви в нашем собственно русском сознании.

Как ни смотреть на старообрядчество несомненно, что оно принадлежит к великой восточной церкви. В своем догматическом учении оно ни в чем, ни на одну иоту не отступает от учения и предания вселенской Церкви, а по обряду, по уставности в богослужении, по проведению церковно-богослужебного начала в жизнь домашнюю, семейную и общественную оно является древнейшею отраслью этой Церкви. Как древняя русская церковь не может быть исключена из истории церкви восточной, так и по тем же самым основаниям и старообрядчество не может быть никакою мыслью отторгнуто от общего для всех восточных христиан православия.

Произошел разрыв старообрядчества не с древним истинно-вселенским православием, а только с современными его представителями. И это случилось потому, что современные иерархи уклонились от чистоты древнейших учения и быта. Таким образом, в своем уклонении от господствующего исповедания старообрядец выражает свою преданность вселенской восточной Церкви. Мысль об этой преданности является глубочайшим основанием старообрядчества.

По своему церковно - общественному быту восточная церковь в настоящее время разделяется на три главных отдела: собственно восточные патриаршие и другие автокефальные церкви, русская господствующая церковь и старообрядчество (имеем в виду по преимуществу последователей Белокриницкой иepapхии). Старообрядчество не раскол, не секта, а народная самостоятельная Церковь, сохранившая предания древнейшей вселенской Церкви и призванная к великому служению на развитее и процветание восточного христианства.

В. Сенатов.

Журнал «Церковь» №3 от янв. 1909 г.




 
   Связанные ссылки
· Больше про Самосознание и вера
· Новость от nikvik


Самая читаемая статья: Самосознание и вера:
Что такое 8-е марта?


   Рейтинг статьи
Средняя оценка: 3.75
Ответов: 4


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


   опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу






Техничесткая поддержка и разработка сайта webcenter.by