Добро пожаловать на ПРАВОСЛАВНОЕ СТАРООБРЯДЧЕСТВО!

   Месяцеслов



   Навигация
· Главная
· Архив новостей
· Заголовки новостей
· Поиск
· Самые 10
· Статистика сайта
· Страница пользователя
· Темы сайта
· Форумы

   Сколько на сайте
13 гостей и 0 пользователей.

Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.

   Всего хитов
Просмотрено
7803221
страниц сайта с Март 2006

   НАШИ БРАТЬЯ

Белорусская Православная Церковь



   Счетчики
Rambler's Top100

   Информер
Нет содержания для данного блока.

 Еще раз о «цветном» перевороте: взгляд из Беларуси.

Геополитика

Тема:  Геополитика

Читатель, знающий тематику нашего сайта, наверняка удивился, увидев заголовок сегодняшней публикации. И действительно, зачем православным старообрядцам вникать в тему «цветных» переворотов и революций? И вообще, какое дело нам до того, что происходит в Киеве, Москве, Тбилиси, или еще где-то? А дело в том, что наши братья-старообрядцы «во время оно» Божиим промыслом были рассеяны не только по территории Российской империи (впоследствии Советского Союза), но и по всему миру. И поэтому нам совсем небезразлично, что и как происходит в местах проживания наших братьев и сестер по Вере.

Что такое «цветной» переворот?

Кому он нужен и кто его движет?



Движущая сила «цветного» переворота

Движущей силой любого «цветного» переворота, как уже не раз подчеркивалось аналитиками, выступает местная пятая колонна. В последнее время мы так часто стали употреблять этот расхожий термин, что его истинное наполнение порой ускользает даже от  довольно искушенных исследователей. Тем более, что сами представители пятой колонны позиционируют себя весьма неоднозначно, порой, даже экстравагантно.

Так кто же они, бойцы этой самой пятой колонны?

Для начала отметим, что важной особенностью постмодернистских революций-спектаклей становится не только изменение власти (а затем и других важных в цивилизационном отношении институтов общества), но и уникальный по своей сути процесс появления так называемого «нового народа». На подмостки постмодернистского театра выходит, заявляя о себе во весь голос, определенная совокупность людей, в психике которых как будто стерты исторически сложившиеся ценности культуры того общества, где они живут, в сознание которых заложена, как дискета в компьютер, пластинка с иными, чуждыми данному социуму ценностями (как правило, это оказываются ценности либерально-западного, радикально-рыночного толка). И эта незначительная в процентном отношении часть населения, выступающая против власти, объявляет себя «народом».

Случайность ли это? Думается, нет. Суть проблемы заключается в том, что в демократическом государстве полнота власти принадлежит только народу, ведь демократия — это власть демоса, т.е. народа. Следовательно, объявляя себя (подчеркнем, и только себя) народом, эта небольшая в количественном плане совокупность людей, заявляет о своих властных намерениях, легитимируя их. Причем здесь важно иметь в виду то, что, являясь адептами радикально-либеральных ценностей, данная часть населения понимает категорию «народ» весьма своеобразно, по-западному. И мало кто осознает, что данное понятие в гражданском западном обществе имеет совершенно иной смысл, чем в обществе традиционном, восточном.

Например, в восточнославянской традиции понятие «народ» вытекает из таких священных категорий традиционного общества как Родина-мать и Отечество. Народ представляет собой надличностную общность всех тех, что считает себя детьми Родины-матери и Отца-государства. Обращаясь к духовным аналогиям, можно отметить, что, как и в христианстве «все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии», так и в традиционном обществе все, «водимые духом Отечества», суть его дети. Все они и есть народ — суверен и источник власти. Небольшая кучка отщепенцев, отвергающих «дух Отечества», из народа выпадает.

На Западе государственность исторически строилась совсем на других принципах. Современное понимание народа там сформировалось в ходе великих буржуазных революций, из которых и вышло гражданское общество. Народом, демосом провозглашались лишь те, кто совершили эту революцию и стали, соответственно, гражданами. Именно этот, новый народ становился наследником дворянской собственности и получал власть. И именно этот народ должен был вести непрерывную войну против всех тех, кто не вошел в его состав. В фундаментальной многотомной «Истории идеологии», по которой учатся в западных университетах, читаем: «Демократическое государство — исчерпывающая формула для народа собственников, постоянно охваченного страхом перед экспроприацией… Гражданская война является условием существования либеральной демократии. Через войну утверждается власть государства так же, как «народ» утверждается через революцию, а политическое право — собственностью… Таким образом, …демократия есть ничто иное как холодная гражданская война, ведущаяся государством». Изложено весьма красноречиво. Похоже, истинную суть «демократического государства» мы начинаем узнавать лишь теперь.

 

Рассмотрим подробнее процесс идеологического проявления «нового народа» на примере советского, а затем и постсоветского, в частности, белорусского общества.

В нашей недавней истории внедрение в общественное сознание западных понятий «народ» и «гражданское общество» происходило исподволь. Мысль о том, что население СССР (а потом и постсоветских республик) вовсе не является народом, а народом является лишь скрытое до поры до времени в этом населении особое меньшинство, развивалась вначале известными советскими, а затем, подхватившими их эстафету, местными национальными «демократами», в том числе и белорусскими «сьвядомыми».

В программе партии БНФ образца 2002 года недвусмысленно декларируется: «Годнасьць чалавечае асобы палягае на... уласнай маёмасьці...». Вот так, не больше и не меньше: кто не обладает частной собственностью, тот не имеет и человеческого достоинства. А это уже прямая «перепевка» с западными понятиями «народ собственников» и «гражданское общество».  Впрочем, разработчики партийной программы и сами не скрывали этого. В преамбуле документа читаем: «Погляды БНФ «Адраджэньне» знаходзяцца ў рэчышчы агульнаэўрапейскай... ідэйнай традыцыі».

Подобные рассуждения поражали многих своей недемократичностью, но тогда подавляющее большинство сначала советских, а затем и постсоветских людей просто не понимало их смысла. Как не поняли они и смысла созданного и распространенного несколько ранее понятия «новые русские». Этот термин был воспринят как обозначение обогатившегося меньшинства, хотя уже первоначально он разрабатывался как обозначение тех, кто отверг именно «дух Отечества» (как было сказано при первом введении самого термина «новые русские», тех, кто отверг «восточнославянский Космос, который пострашнее Хаоса»).

Следует обратить особое внимание на ярко проявившееся в годы революции-перестройки неприятие этим «новым народом» народа традиционного.

В журнале «Век ХХ и мир» (1991, № 7), один такой «новый» гражданин писал в статье «Я — русофоб»: «Не нравится мне само понятие «народ» в том виде, в котором оно у нас утвердилось. В других странах «народ» — конкретные люди, личности. У нас «народ» — какое-то безликое однообразное существо».

К моменту развала СССР  самосознание «новых русских» как народа, рожденного революцией, вполне созрело. Их лозунги, которые большинству казались абсурдно антидемократическими, на деле были именно демократическими — но в понимании западного гражданского общества. Потому что только причастные к этому меньшинству были демосом, народом, а остальные остались «совками». И именно поэтому «новые русские» (подчеркнем, и белорусские «сьвядомые», как их духовные клоны), отринувшие лозунг «Вся власть — Советам!», безапелляционно начертали на своих знаменах: «Вся власть — нам!».

О составе этого «нового народа» можно сказать следующее. Вспомним, что в «перестроечной» среде в 80-е годы получила второе дыхание идея о том, что интеллигенция (точнее – ее часть, а еще точнее – вестернизированная часть) представляет собой особый народ, не знающий границ и «своей» государственности. Именно в это время стали раздаваться голоса, буквально придающие интеллигенции статус особой национальности.

А вот развернутое рассуждение небезызвестного российского политтехнолога Г.Павловского о «его народе», интеллигенции: «Русская интеллигенция вся — инакомыслящая… Её не обольстишь идеей национального государства… Она не вошла в новую историческую общность советских людей. И в сверхновую общность «республиканских великорусов» едва ли поместится… Поколение-два, и мы развалим любое государство на этой земле, которое попытается вновь наступить сапогом на лицо человека. Русский интеллигент является носителем суверенитета, который не ужился ни с одной из моделей российской государственности, разрушив их одну за другой… Великий немецкий философ Карл Ясперс прямо писал о праве меньшинства на гражданскую войну, когда власть вступает в нечестивый союз с другой частью народа — даже большинством его — пытаясь навязать самой конструкции государства неприемлемый либеральному меньшинству и направленный против него… политический образ… Что касается моего народа — русской (либеральной) интеллигенции, …она … есть сила суверенная — ей некому передоверить свою судьбу суверенного народа».

Белорусские «сьвядомые», значительная часть которых представляет из себя  сообщество вестернизированной (либерально-западнической) интеллигенции, – типичный пример «нового народа». Именно этот «новый народ» обычно и называют пятой колонной.

Но если «новый народ» – это и есть демос, то кто же все остальные?

По образному выражению Д.Драгунского и В.Цымбурского, данному ими весной 1991 г. в статье «Рынок и государственная идея», они – толпа, охлос, люмпены.

Идеологи «нового народа» в разных выражениях давали характеристику того большинства (охлоса), которое не включалось в демос и должно было быть отодвинуто от власти и собственности. Это все те, кто жил и хотел жить в «восточнославянском Космосе».

 

Здесь — отказ уже не только от культурного Космоса, но и от места, от Родины-матери, тяготение этого «нового народа» к тому, чтобы включиться, по образному выражению знатока мировых закулисных процессов Жака Аттали, в глобальную расу «новых кочевников». И не случайно из уст представителей пятой колонны («нового народа»), в том числе и белорусских «сьвядомых», часто можно услышать такие, ставшие уже устойчивыми, фразеологические обороты, как «эта страна» и «этот народ», презрительно брошенные в адрес земли их взрастившей и народа, среди которого они живут.

Как теперь становится понятным из подобного рода публикаций, уже в ходе перестройки в СССР «новым народом» была поставлена задача изменить тип государства — так, чтобы оно изжило свой патерналистский (родной, отеческий – «ПС») характер и перестало считать все население народом (и потому собственником и наследником достояния великой страны). В подобного рода опусах утверждалось, что настоящей властью может быть только такая, которая защищает настоящий народ, то есть «республику собственников».

В требованиях срочно изменить тип государственности идеологи народа собственников особое внимание обращали на армию — задача создать армию нового типа (а по существу карательного типа) была поставлена сразу же.

«… Армия в эпоху реформ должна сменить свои ценностные ориентации. До сих пор в ней силен дух рабоче-крестьянской армии, защитницы сирых и обездоленных от эксплуататоров, толстосумов и прочих международных и внутренних буржуинов… Армия в эпоху реформы должна обеспечивать порядок. Что означает реально охранять границы первых оазисов рыночной экономики. Грубо говоря, защищать предпринимателей от бунтующих люмпенов. Еще грубее — защищать богатых от бедных, а не наоборот, как у нас принято уже семьдесят четыре года. Грубо? Жестоко? А что поделаешь…».

По сути, здесь изложена доктрина последующих реформ, как она понималась на самом финише перестройки «новым народом». На первом этапе реформ будут созданы лишь «оазисы» рыночной экономики, в которых и будет жить демос (меньшинство населения). В демократическом (в понятиях данной доктрины) государстве именно этому демосу и будет принадлежать власть и богатство. Защищать это просвещенное зажиточное меньшинство от бедных (от бунтующих люмпенов) станет реформированная армия с новыми ценностными ориентациями. Колышущаяся на грани нищеты масса (большинство населения) — охлос, лишенный и собственности, и участия во власти, должен сдерживаться новой армией.

Интересно, что об этом же фактически говорится и в программе партии БНФ образца 1993 года: «Вайcковая рэформа на Беларуcі павінна адбывацца ў інтарэcах… народу…». Теперь нам понятно, какой народ имеется в виду в подобного рода документах. И далее: «…маладому пакаленьню трэба зь юначых гадоў прышчыпляць разуменьне вайcковага абавязку як аcноўнага дэмакратычнага абавязку». Здесь следует обратить внимание на далеко не случайную оговорку составителей программы партии. Обязанность защищать Родину по определению не может быть ни демократической, ни тоталитарной, ни какой-либо еще. Поэтому когда речь все же идет о «демократической обязанности» армии, то ее следует понимать, именно как обязанность защищать демос от охлоса (народ от толпы – «ПС»), предпринимателей от бунтующих люмпенов, а богатых – от бедных, и не иначе.

 

Каков же промежуточный результат воплощения «новым народом» своих воззрений на практике? В первую очередь нас будет интересовать деятельность «нового народа» на просторах союзного нам российского государства, поскольку именно там, начиная с развала СССР, он был непосредственно у рычагов власти. Это позволит нам не только «по плодам их узнать их», но и понять, чего удалось избежать в этом плане Беларуси.

Сегодня ни для кого уже не секрет, что последние двадцать лет в России шла холодная гражданская война «нового народа» (демоса) с «традиционным народом» (охлосом). Причем против большинства населения («традиционного народа») применялись, прежде всего, средства экономической и информационно-психологической войны.

Экономическая война внешне выразилась в лишении российского «традиционного народа» общественной собственности (приватизация земли и промышленности). Это привело к утрате социального статуса огромными массами рабочих, технического персонала и квалифицированных работников сельского хозяйства. Резкая социальная дифференциация населения в результате проведенных радикально-рыночных реформ привела к кардинальному изменению всего образа жизни (типа потребления, профиля потребностей, доступа к образованию и здравоохранению, характеру жизненных планов).

Вместе с тем, изменение образа жизни при соответствующем идеологическом воздействии означает глубокое изменение в материальной культуре народа и разрушает мировоззренческое ядро цивилизации. Изменения в жизнеустройстве такого масштаба уже не подпадают под категорию реформ, речь идет именно о революции. По словам социолога П.А.Сорокина, реформа «не может попирать человеческую природу и противоречить ее базовым инстинктам». Человеческая природа каждого народа — это укорененные в подсознании фундаментальные ценности, которые уже не требуется осознавать, поскольку они стали «естественными». Изменения в жизнеустройстве «традиционного народа» в России именно попирали эту «природу» и противоречили «базовым инстинктам» подавляющего большинства населения.

Сдвиги и в общественном сознании, и в образе жизни были инструментами для демонтажа того народа, который и составлял некогда могучее советское общество, был тем демосом, на согласии которого и держалась легитимность советской государственности, и сила советского государства.

В сложившейся в последние двадцать лет российской политической системе большинство населения фактически низведено до положения бесправного меньшинства, лишенного возможности в полной мере пользоваться своими гражданскими правами. Это определяется тем, что и собственность, и реальная власть целиком принадлежит представителям «нового народа» — того самого демоса, о котором говорилось выше.

 

Блокирование деятельности пятой колонны в Беларуси позволило не допустить развития ситуации в нашей стране по российскому сценарию, дало возможность сохранить исторический вектор развития нашего государства, определяемый ценностно-мировоззренческой матрицей белорусского народа, позволило избежать жульнической «прихватизации» народного достояния и вопиющей социальной дифференциации населения. В свою очередь это стало достаточным условием сохранения государственного суверенитета и территориальной целостности нашей страны, условием реализации на практике принципа «Жить на своей земле своим умом».

Еще одна группа, которая охотно выходит на улицу при любых потрясениях, дестабилизирующих порядок, — это определенная часть молодежи. Причем, как свидетельствует опыт, лишь незначительная ее доля, в основном – студенческая, политизирована. Для остальных же характерна иррациональная тяга «быть на площади», в толпе, тем более что им по сценарию «цветного» спектакля предложат «классную тусовку», возможно с бесплатной выпивкой и «халявной» музыкой. Это свойство отчетливо проявилось на киевском Майдане (2004 и 2014 гг.), на Октябрьской площади в Минске (2006 и 2010 гг.) и на каирской  площади Тахрир (2011 г.).

Газета «Известия», анализируя «оранжевые» события на Украине в 2004 году, выделяла следующие важные признаки «цветной» молодежной толпы: «Для молодежи деньги не главное, хотя многие студенты не стеснялись подрабатывать на Майдане. Для нее главное романтика. Поэтому для молодых нужен красивый лозунг. Такой как — борьба с коррупцией, все равны, национальное возрождение… и другие. Лозунги должны быть короткие и понятные. Если есть деньги и хороший лозунг, то можно рассчитывать на успех».

Наконец, какую-то часть «цветной» толпы составляют случайные зеваки, примкнувшие к ней из элементарного чувства любопытства.

Понятно, что подобная социальная база не может быть полноценной. Но для «цветных» революций вовсе и не обязательно иметь полноценную социальную базу. Эти революции организуются по принципу вируса, который внедряет в живую клетку свою информационную программу и заставляет клетку действовать по его команде. Функцию «вируса» в «цветной» революции и выполняет пятая колонна. Она лишь должна быть снабжена финансами и доступом к определенному сегменту электронных СМИ, чтобы организовать политический спектакль, превращающий зрителей в очарованную толпу.

А. Раппопорт

 

Статья перепечатана с незначительными сокращениями. Полностью статью и ея продолжение можно прочесть по адресу:

http://geopolitics.by/analytics/eshche-raz-o-cvetnom-perevorote-vzglyad-iz-belarusi-chast-6




 
   Связанные ссылки
· Больше про Геополитика
· Новость от nikvik


Самая читаемая статья: Геополитика:
Где начинается Европа? Депутат гос думы от Перми Андрей Климов принимает вызов.


   Рейтинг статьи
Средняя оценка: 0
Ответов: 0

Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


   опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу






Техничесткая поддержка и разработка сайта webcenter.by