Добро пожаловать на ПРАВОСЛАВНОЕ СТАРООБРЯДЧЕСТВО!

   Месяцеслов



   Навигация
· Главная
· Архив новостей
· Заголовки новостей
· Поиск
· Самые 10
· Статистика сайта
· Страница пользователя
· Темы сайта
· Форумы

   Сколько на сайте
11 гостей и 0 пользователей.

Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.

   Всего хитов
Просмотрено
8068173
страниц сайта с Март 2006

   НАШИ БРАТЬЯ

Белорусская Православная Церковь



   Счетчики
Rambler's Top100

   Информер
Нет содержания для данного блока.

 Грусть и радость песен Фатьянова (к 95-летию со дня рождения)

История и культура

5 марта – 95 лет со дня рождения А.И.Фатьянова

«Пришла и к нам на фронт весна. /Солдатам стало не до сна / Не потому, что пушки бьют, /А потому, что вновь поют, /Забыв, что здесь идут бои, /Поют шальные соловьи.

 Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,

  Пусть солдаты немного поспят...».

Кто не читал, или не слышал в песне эти строки? Сегодня «Православное Старообрядчество» рассказывает своим читателям об Алексее Ивановиче Фатьянове (5.03.1919-13.11.1959), выдающемся русском поэте-песеннике.



   Дед Алексея по отцу - Николай Иванович Фатьянов- владел иконописными мастерскими и подсобным производством в Богоявленской слободе (ныне посёлок Мстёра Вязниковского района Владимирской области). Дед по матери - Василий Васильевич Меньшов - работал специалистом-экспертом по льну на фабрике знаменитого промышленника Демидова. Оба деда были старообрядцами.

Родители будущего поэта Иван и Евдокия Фатьяновы построили в центре города Вязники двухэтажный каменный дом с колоннами напротив Казанского собора. Торговали пивом, обувью, которую шили в собственных мастерских, владели частным кинотеатром и обширной библиотекой. После октябрьской революции 1917 года всё имущество Фатьяновых национализировали. Семья перебралась в дом Меньшовых в пригороде Вязников, где и родился младший из четверых - Алексий Крестили Алексия Фатьянова в Казанском соборе города Вязники. Начальное образование Алексий получил дома.  «Отец массово доставлял мне книги сразу же, как только я смог себе твёрдо уяснить, что «А» - это «А», а «Б» - это «Б». Всё своё детство я провёл среди богатейшей природы среднерусской полосы, которую не променяю ни на какие коврижки Крыма и Кавказа. Сказки, сказки, сказки Андерсена, братьев Гримм и Афанасьева - вот мои верные спутники на просёлочной дороге от деревни Петрино до провинциального города Вязники, где я поступил в школу и, проучившись в ней три года, доставлен был в Москву завоёвывать мир. Мир я не завоевал, но грамоте научился настолько, что стал писать стихи под влиянием Блока и Есенина, которых люблю и по сей день безумно». Учился Фатьянов в театральной студии Алексея Дикого при театре ВЦСПС. По окончанию был принят в Центральный театр Красной Армии. С 1940 года - в ансамблях Орловского военного округа, Брянского фронта, Уральского и Московского военных округов.

Рассказывает Юрий Евгеньевич Бирюков, - один из первых суворовцев военного набора. Служил в войсках, был преподавателем советской поэзии на кафедре культуры в Военно-политической академии.

«Был в Москве сначала такой спектакль «Свадьба с приданным», а потом и одноимённый фильм. Сказать о нём, что плохой – ничего тебе не сказать. Этот образец того, как не надо делать кино я бы показывал студентам ВГИКа. Но как ни странно, картину в начале семидесятых восстановили и теперь она нет-нет, да и крутится «по ящику». Всё благодаря удивительным песням Фатьянова и Бориса Мокроусова: «Зацветает степь лесами», «На крылечке твоём» http://www.youtube.com/watch?v=kKS77fIJp7c

и куплетам бригадира Курочкина «Хвастать, милая, не стану». http://www.youtube.com/watch?v=UzpQbxHhen4

Люди пропускают бездарные, надрывно из пальца высосанные диалоги, нелепый картонный видеоряд, зато наслаждаются молодыми голосами Веры Васильевой и Владимира Ушакова. Лучше них никто этот удивительный романс «На крылечке» с тех пор не спел. Я уже не говорю о просто-таки потрясающем поэтическом оракульстве Фатьянова. Наблюдая отношения Веры и Володи, Алексей написал: «Я люблю тебя так,/ Что не сможешь никак/ Ты меня никогда,/ Никогда, никогда разлюбить». И герои не в кино – в жизни прожили более полувека неразлучно, в завидной любви друг к другу! Куплеты Курочкина из этого фильма вообще убойные. «Или я в масштабах ваших недостаточно красив?», «До чего же климат здешний на любовь влиятелен». Слова «масштаб» и «климат» абсолютно не поэтические, тем более, не песенные – ими могли баловаться только такие оригинальные наши поэты как два Николая – Глазков и Олейников. Но ты посмотри, какой же потрясающий комический эффект возникает!».

 

 Фильм «Солдат Иван Бровкин» - тоже не могучее произведение кинематографического искусства. Музыка к двум песням из этого фильма «Шла с ученья третья рота» и                          «Если б гармошка умела» http://www.youtube.com/watch?v=_MRG3dFHbBU на слова Фатьянова написана Анатолием Лепиным. На его счету: 8 оперетт, 1 опера, 3 балета, 5 сюит, 3 концерта и 500 песен. Но выше «Гармошки» он нигде и ни в чём не поднялся. Потому как никто больше не написал ему: «Не для тебя ли в садах наших вишни/ Рано так начали зреть?/ Рано весёлые звёздочки вышли,/ Чтоб на тебя посмотреть». Русский человек, поющий такую песню, на многое в жизни способен. В том числе и на подвиг. А во времена, когда творил Фатьянов и его товарищи, среди людей решительно превалировали добрые чувства и любовь. Даром, что они такую страшную войну пережили.

 Ещё более удивительное чародейство Фатьянова проявилось в фильме Марлена Хуциева «Весна на заречной улице». Изначально ведь никакой такой улицы в городе нет и быть не может, потому что это город-спутник возле металлургического комбината. Но какие-то намётки в сценарии Алексей Иванович ухватывает и сочиняет: «Когда весна придёт, не знаю./ Придут дожди... Сойдут снега.../ Но ты мне, улица родная,/ И в непогоду дорога./ На свете много улиц славных,/ Но не сменяю адрес я,/ В моей судьбе ты стала главной,/ Родная улица моя!» И происходит удивительная вещь: песня становится олицетворением всего фильма. Уже после фильма в Одессе и Запорожье появляются Заречные улицы и даже газета с одноимённым названием».            «Весна на Заречной улице» http://www.youtube.com/watch?v=hj5_bi7cse4&list=PLD1B66A1DCD66D90D

 Что же касается сведений о военном периоде биографии Фатьянова, - то они чрезвычайно противоречивы. Встречалось, к примеру, что был он старшим лейтенантом артиллерии (даже фото есть), что стал лауреатом Сталинской премии. Наконец, что в конце войны попал даже в штрафбат. Что здесь правда, что – вымыслы?

 «Ну, могу точно сказать, - продолжает Юрий Евгеньевич, - что офицером Фатьянов не был. А, значит, как минимум, в штрафбат попасть не мог – туда направляли только офицеров. Думаю, что не пришлось ему воевать и в штрафной роте. Во всяком случае, никаких документов на сей счёт не существует. Но вот откуда появилась столь «правдоподобная» версия, представить не сложно. Алексей Иванович был завлитом в ансамбле генерал-мойра Александрова. Однажды дирижёр уехал на кратковременную гастроль, оставив в гостинице свою молодую жену, бывшую танцовщицу собственного же коллектива Лаврову. А когда вернулся, застал её в маленькой комнате завлита, мирно спящей на кровати последнего. И хоть Фатьянов сидел за столом, занимаясь делом: корректировал программу, писал вставки в номера, соединения между песнями, с ним поступили, как в известном анекдоте: то ли боец шапку украл, то ли у него шапку увели, но замешан был. Разгневанный генерал в течение нескольких часов отправил Фатьянова на фронт. Скорость и натиск в решении судьбы худо-бедно уже известного поэта-песенника и послужили поводом для столичного люда полагать: Александров в ревнивом бешенстве избавился от своего молодого соперника и определил его в штрафбат. Фатьянов впоследствии, когда, бывало, подвыпьет, не раз и сам поддавал «огня в полымя»: «Да ты хоть знаешь, как меня генерал Александров в штрафбат отправлял?» Меж тем, странное дело, но о своих всамделишных фронтовых подвигах Алексей Иванович распространяться не любил. Хотя имел на то полное и заслуженное право. Ну кто ещё из поэтов той поры мог бы похвастаться медалью «За отвагу», которой Фатьянова наградили за участие в кровопролитных боях под венгерским городом Секешфехерваром. Награда похлеще будет иного боевого ордена, который можно было получить и в тылу. А эту медаль просто так не давали».

По поводу дружбы Алексея Ивановича с зелёным змием Юрий Евгеньевич вспоминал: «Пьяного, что называется, в стельку я его видел очень редко. Но кутнуть, так чтобы чертям стало тошно, Лёша действительно и мог, и любил. Чем-то напоминал мне в этом смысле Есенина. Именно удалью, бесшабашностью, эпатирующей щедростью был похож на своего всегдашнего кумира. Ведь мы могли приехать в его Вязники с очередным творческим гонораром и угощать практически половину взрослого населения города. Молоды были и потому взвешенностью собственных поступков не страдали…»

 На предположение о том, что творчество Алексея Фатьянова было при жизни недооценено, мудрый и немало повидавший тЮрий Евгеньевич ответил: «Да кто вам всем внушил, что «проклятый социализм» только то и делал, что гноил и гнобил творческих людей? Не было этого! Как никто в своё время не «душил» Высоцкого. Это уже задним числом такой заупокойный «либерастический миф-клише» сочиняется каждому советскому творцу. Дескать, обижали все, кому не лень. Ага, Лёшу обидишь! Человека, который не единожды ходил в атаку. Который чинуше любого ранга запросто мог сказать всё, что о нём думает и вообще послать последнего по матушке. Однажды его дальнюю родственницу Таню Репкину Сергей Михалков определил в воспитательницы к одиннадцатилетнему Никите. Когда Фатьянов об этом узнал, пошёл не трезвый к дому, где жил баснописец и в три часа ночи барабанил во входную дверь своими пудовыми кулачищами, причитая: «Чтобы мою родственницу, да с двумя высшими образованиями и в прислуги! Не бывать этому! А ещё гимны он пишет! Гимнюк ты, вот кто ты!» Угомонился лишь тогда, когда сама Таня разъяснила, что мечтала о такой работе. Ну и… мог ли после всего этого Михалков хорошо относиться к Фатьянову? Но вот странное дело жена автора гимна – Наталья Петровна – души не чаяла в Алексее.

Что же касается награждений Фатьянова Сталинскими премиями, и орденами, как его собратьев, и ходатайства коллег (а ведь с ним дружили Соловьёв-Седой, Твардовский, да почти все тогдашние известные композиторы, поэты и писатели), руку помощи протягивали многие. Тот же Василий Павлович души не чаял в Алёше. Называл его сынком и не раз горой вставал за друга. Да только Фатьянов всю свою творческую жизнь был классическим enfant terrible - «ужасным ребёнком». Его имя однажды было внесено в списки кандидатов на ту же Сталинскую премию. Но тут родилась дочь, и Алексей Иванович закатил многолюдные крестины со священником и купелью в церкви – всё, как полагается для православного человека. И крёстным был… Соловьёв-Седой. Он, между прочим, на полном серьёзе хотел удочерить Алёнку после смерти её отца – Галя воспротивилась. Но я сейчас о другом. Ты можешь себе представить, чтобы поэта, крестившего в церкви своё дитя, при советской власти наградили главной государственной премией? Я не могу. В другой раз ситуация почти повторилась, но Фатьянов надебоширил, попал в милицию и его в очередной раз исключили из Союза писателей. Ну как можно было дать премию не члену Союза?

 Наверное, не обошлось здесь и без ревности братьев по перу. Ведь его как будто специально Природа создала на зависть всем бездарям и неудачникам. Высокий, светловолосый красавец. Манеры, если захочет,- супер аристократические. Голос великолепный, поёт – заслушаешься. В компании всегда заводило. На пианино себе аккомпанирует. (Очень не любил, кстати, когда ему подпевали). А сам при этом ни тени зависти ни к кому не испытывал. Только однажды заметил, что такой песни, как «Эх, дороги…» Льва Ошанина он бы написать не смог. В другой раз сказал, что «Подмосковные вечера» Матусовского и Соловьёва-Седого - гениальная песня и переживёт века. Но он бы лично переделал строку «Что ж ты, милая, смотришь искоса, низко голову наклоня?». Не знает как, но переделал бы».

   Алексей Иванович с молодости страдал гипертонией. Никогда и никому об этой болячке не говорил. И все окружающие свято верили в его богатырское здоровье. Только не родная сестра Зинаида Ивановна Буренко. Каждый год она силой укладывала строптивца в санаторий Союза кинематографистов, что Болшеве. Здесь она работала главным врачом и очень жёстко всегда «чинила» организм брата. Так было и той тёплой осенью 1959 года. Другой выдающийся русский поэт Ярослав Смеляков, как только узнал о том, что его друг залёг на лечение, сел и написал: «Мне во что бы то ни стало/ надо б встретиться с тобой,/ русской песни запевала/ и её мастеровой./ Володимирской породы/ достославный образец,/ добрый молодец народа,/ госэстрады молодец./ Ты никак не ради денег,/ не затем, чтоб лишний грош,/ по Москве, как коробейник,/ песни сельские несешь./ Песня тянет и туманит,/ потому что между строк/ там и ленточка и пряник,/ тут и глиняный свисток./ Песню петь-то надо с толком,/ потому что между строк/ и немецкие осколки,/ и блиндажный огонёк./ Там и выдумка и были,/ жизнь как есть - ни дать, ни взять./ Песни те, что не купили,/ будем даром раздавать./ Краснощёкий, белолицый,/ приходи ко мне домой,/ шумный враг ночных милиций,/ брат милиции дневной./ Приходи ко мне сегодня чуть, с устаточку, хмелён:/ посмеемся - я ж охотник,/ и поплачем - ты ж силён./ Ну-ка вместе вспомним, братцы,/ отрешась от важных дел,/ как любил он похваляться,/ как он каяться умел./ О тебе, о неушедшем,-/ не смогу себе простить!-/ я во времени прошедшем/ вздумал вдруг заговорить./ Видно, чёрт меня попутал,/ ввёл в дурацкую игру./ Это вроде б не к добру-то,/ впрочем, нынче всё к добру./ Ты меня, дружок хороший,/ за обмолвку извини./ И сегодня же, Алеша,/ или завтра позвони...». Только Фатьянов уже не смог позвонить. 15 сентября он скоропостижно скончался от аневризма аорты.

 Хоронили поэта на Ваганьковском тысячи москвичей.

 …Ему в родных Вязниках установлен памятник. Там же ежегодно проводится фестиваль песни в его честь. Союзом писателей России учреждена Фатьяновская литературная премия. Юрий Евгеньевич Бирюков стал одним из первых её лауреатов. Тогда же сказал: «Время по своему сортирует и калибрует наши песни. Неумолимая реальность такова, что если какая-то остаётся на слуху людей хотя бы полвека, то она может рассчитывать и на дальнейшую жизнь. У Фатьянова таких песен - несколько десятков. Какие из них дальше понесёт с собой русский народ – не знаю. Но «Соловьи» уж точно прихватит. Как и «Журавли» Гамзатова. Песням этим жить в веках, потому что там души солдат, защитников земли родной с птицами сравниваются – величайший взлёт поэзии».

 «Если б я родился не в России,/ Что бы в жизни делал? Как бы жил?/ Как бы путь нелёгкий я осилил?/ И, наверно б, песен не сложил». Осилил. Сложил.

 

При составлении статьи использованы материалы Михаила Захарчука, размещенные на  сайте "Геополитика" - http://geopolitics.by/ 

Составитель Вячеслав Клементьев




 
   Связанные ссылки
· Больше про История и культура
· Новость от nikvik


Самая читаемая статья: История и культура:
Род Морозовых: 1770 – 1917 гг.


   Рейтинг статьи
Средняя оценка: 5
Ответов: 1


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


   опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу






Техничесткая поддержка и разработка сайта webcenter.by