Добро пожаловать на ПРАВОСЛАВНОЕ СТАРООБРЯДЧЕСТВО!

   Месяцеслов



   Навигация
· Главная
· Архив новостей
· Заголовки новостей
· Поиск
· Самые 10
· Статистика сайта
· Страница пользователя
· Темы сайта
· Форумы

   Сколько на сайте
11 гостей и 0 пользователей.

Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.

   Всего хитов
Просмотрено
7802610
страниц сайта с Март 2006

   НАШИ БРАТЬЯ

Белорусская Православная Церковь



   Счетчики
Rambler's Top100

   Информер
Нет содержания для данного блока.

 Наша древняя церковно-певческая культура - национальное достояние (окончание).

Знаменное пение

Во времена расцвета древнерусского богослужебного пения, в XVI–XVII веках, появлялись новые роспевы — большой знаменный, путевой, демественный... Затем наступил раскол, и развитие богослужебного пения прервалось.

Возможна ли в наше время реставрация древнерусского пения и в каком объеме?                                                                                                                                                                                               Что нужно сделать, чтобы певческие рукописи перестали быть музейными экспонатами, а пение действительно наследовало бы дораскольные традиции?

На эти вопросы «Православное Старообрядчество» пытается найти ответы с помощью кандидата искусствоведения Григорьевой (Перелешиной) Вероники Юрьевны.

В этой части интервью затрагивается очень болезненный вопрос для старообрядцев о первородстве и традиционности «наонного» и «наречного» пения.



 Вопрос: Звукоряд знаменного пения отличается от партесного. Чем объясняется это отличие?

Отличие происходит от разницы структур звукорядов, лежащих в основе гармонического и знаменного пения. Название «партесный звукоряд» не совсем точно: в этом случае речь идет о западноевропейском звукоряде, на котором строится гармоническое многоголосное пение. Он, как известно, состоит из множества звуков, расположенных в последовательном восходящем/нисходящем порядке на определенном расстоянии друг от друга (тон или полутон), и разделяется на сегменты, включающие по семь основных ступеней. В до-мажоре это «до (ут)-ре-ми-фа-соль-ля-си». Каждая из ступеней имеет в мажорных или минорных ладах определенную функцию, причем 8-я ступень звукоряда повторяет функцию 1-й, 9-я — 2-й и так далее. Расстояние между одинаковыми по функции ступенями называется октавой. Таким образом, звукоряд представляет собой последовательность ряда семиступенных сегментов, имеющих определенную структуру. Например, в натуральном мажоре это тон-тон-полутон-тон-тон-тон, затем полутоном выше начинается новый сегмент. На этом звукоряде семиступенной структуры построена как классическая западноевропейская музыка, так и гармонические церковные песнопения.

Древнерусские же песнопения строятся на звукоряде, имеющем иную структуру: он включает всего 12 звуков, распределяющихся на 4 сегмента по 3 ступени. Каждая 4-я ступень в нем повторяет функцию 1-й. Кроме того, ступени обиходного звукоряда образуют 2 звуковысотные области: низкую (два нижних сегмента) и высокую (два верхних сегмента). Во второй половине XVII века в учебных целях западноевропейские слоги сольмизации «ут-ре-ми…» были заимствованы в древнерусскую теорию музыки, но порядок их был преобразован в соответствии со структурой обиходного звукоряда: ступени двух сегментов низкой области были обозначены слогами «ут», «ре» и «ми», а высокой — «фа», «соль» и «ля». Получился ряд слогов «ут-ре-ми-ут-ре-ми-фа-соль-ля-фа-соль-ля», в котором слоги «ут» и «фа», «ре» и «соль», «ми» и «ля», т. е. 1-й, 2-е и 3-и ступени каждого из сегментов, обозначают ступени, тождественные по ладовой функции.

 

Вопрос: В чем отличие раннего русского многоголосия и партеса?

Отличия самые коренные — в сути взаимодействия голосов и в эстетике. В гармоническом партесном пении одним из основных организующих начал является логика функционально-гармонического развития, свойственная мажору и минору, иными словами — законы гармонии и аккордов. Одним из главных эстетических требований при этом является консонантное сочетание голосов, звучащих одновременно. В древнерусском же многоголосии, строчном и демественном, логика развития совершенно иная: основной голос, путь или демество, строится из попевок — устойчивых мелодических оборотов, поэтому логика его развития изначально ориентирована на линеарное развертывание. Такая структура напева называется центонной, от лат. «cento» — «лоскут». Сопровождающие голоса образуют с основным также устойчивые, постоянные сочетания, придавая, таким образом, попевкам основного голоса объем, как бы многомерность. Но сочетания основного и сопровождающих голосов образуют по вертикали не консонирующие, а чаще всего диссонирующие созвучия, которые сменяют друг друга вовсе не в русле функционально-гармонических правил, а по законам центонной техники: одна попевка следует за другой. При этом мелодическая линия каждого из голосов получается также достаточно гладкой, обладающей внутренней логикой: ведь она также образована «оболочками» попевок главного голоса. Естественно, что и общее звучание получается в результате совершенно своеобразным, никак не ориентированным на западные эстетические требования, то есть в древнерусском многоголосии своя логика и эстетика.

Будучи достаточно сложными для исполнения, строчное и демественное многоголосие всегда оставались достоянием только наиболее квалифицированных хоров. Например, указания «петь демеством» и «петь стро́шное» есть в Чиновнике Софийского собора Великого Новгорода — крупнейшего и древнейшего певческого центра. В то же время среди общего массива певческих рукописей памятников многоголосия мало, что говорит о его нешироком распространении. Поскольку в живой певческой традиции древнерусское многоголосие не сохранилось, возрождать его труднее всего: в прочтении многоголосных рукописей остается еще масса вопросов. Тем не менее эти певческие стили стали, несомненно, результатом естественного хода развития отечественного церковного пения, а не механической «пересадкой» западной культуры на русскую почву, как гармоническое пение.

 

 Вопрос: В настоящее время в старообрядчестве есть наонное и наречное пение, в разных приходах существует своя напевка. Как Вы считаете, каким было пение в Древней Руси?

В церковном пении всегда и везде, не только на Руси, сосуществуют два пласта: письменный и устный. Первый — более сложен, ведь письмени́ всегда предается то, что запомнить наизусть не так-то просто, а второй включает те напевы, которые можно удерживать в памяти. Такая структура церковного пения вызвана двумя различными причинами.

Во-первых, унаследованная нашими предками византийская богослужебная культура изначально была достаточно сложной и многоплановой — она «воплощала в звуке» ту весьма развитую иерархию церковных служб, различных последований и памятей внутри церковного года, которая заложена в Уставе. В интонационном, мелодико-ритмическом плане церковное пение на Руси очень скоро приобрело национальное своеобразие, с течением времени все дальше отходя от своего византийского прототипа. Однако в смысле передачи иерархии церковных служб отечественные мастеропевцы не только следовали византийскому канону, но по прошествии времен, ко 2-й половине XVI века, достигли в этом даже большей отточенности, чем греки. Как сложные песнопения, из которых формировался письменный пласт певческой культуры, так и простые модели для пения по ненотированным книгам, образующие устный пласт (например, напевы самогласнов и подобнов, а также различные погласицы чтения), заняли в древнерусской певческой системе вполне законные и совершенно необходимые места.

Очевидно, сложившаяся система богослужебного пения отличалась не только необычайным богатством и разнообразием, но и значительной технической сложностью. Поэтому есть и вторая причина существования в отечественной певческой культуре устного и письменного пластов — совершенно практическая. Для того чтобы освоить церковное пение в полной мере, нужно специально учиться. Но такой возможностью, как в древности, как и теперь, располагают далеко не все: пение в рядовых приходах и небольших монастырях зачастую осуществляется «своими силами». Поэтому в их практике в большей степени оказывается востребованным именно устный пласт, а сложные песнопения получают упрощенную версию — ту самую напевку, служащую своеобразной альтернативой «классической» культуре. Конечно, складывающаяся при этом форма богослужения, когда преобладает пение не по крюкам, а «по напеву», в смысле уста́вности и благолепия церковной службы существенно уступает форме, опирающейся на письменные источники, ведь не реализуется тот «мелодический чин», о котором уже было сказано.

На Руси в различные исторические периоды «удельный вес» устного и письменного пластов различался — это зависело, в первую очередь, от степени распространения грамотности. Поскольку рядовых общин всегда было больше, чем центров, то количественно преобладала устная форма пения, но в развитии церковного пения, как особой богослужебной культуры, как искусства, главной движущей силой всегда оставались именно певческие центры, где жили и творили древнерусские роспевщики. Здесь возникали новые песнопения, оттачивались певческие стили, осмысливались теоретические основы знаменного пения. Важно верное отношение к этой ситуации: одно дело — жизненная необходимость, заставляющая допускать упрощения, а другое — тенденция их узаконить и объявить нормой, наблюдающаяся в наши дни. В отличие от времен гонений в нашей стране — как на старообрядчество, так и на православие в целом.

Сегодня неиспользованная возможность реставрировать и реализовать в богослужении церковное пение во всей его полноте, хотя бы в крупных общинах, ссылаясь на множество различных причин, а по сути, идя на поводу у собственной привычки и невежества, — это не только огромное погрешение против духовного и культурного достояния русского народа, но и реальная угроза безвозвратно потерять богослужебную культуру, созданную нашими предками.

Что касается приверженности поповской части старообрядчества, а также некоторой части беспоповцев и единоверцев, наречной редакции знаменного роспева, то она указывает на недостаточную осведомленность в истории русского церковного пения, которая преподносится при этом как «верность традиции».

Возникнув в 1-й половине XVIII столетия, наречная редакция знаменного роспева с дониконовским словесным текстом за прошедшее время стала одним из сегментов русского церковного пения. Безусловно, она имеет непосредственную связь с исходной редакцией. Но звучащее иногда утверждение о её тождественности древнерусской культуре попросту не соответствует историческим реалиям! Как хорошо известно, полемика о наонном и наречном пении возникла незадолго перед расколом и была непосредственно воспринята никоновскими справщиками. Помимо того, что эта полемика была вызвана не логикой естественного развития певческой культуры (как в случае с наонным пением, пришедшим на смену старому знаменному роспеву), а веяниями времени — рационалистическими прозападными идеями, и носила явно тенденциозный характер (чтобы убедиться в этом, достаточно познакомиться хотя бы с «аргументацией», изложенной в «Сказании о различных ересях…» инока Евфросина), налицо тот факт, что до раскола не было создано круга певческих книг, переделанных наречь: имели место лишь отдельные опыты такого рода. К примеру, на сегодняшний день известен только один полностью наречный список песнопений Божественной Литургии: это рукопись ПГХГ Р-5522, л. 290 и далее (листы датируются 1652 г.), хранящаяся в Пермской Государственной художественной галерее. Все другие памятники, которые обычно указываются в качестве образцов «иосифовской» редакции, создавались уже после начала никоновских реформ. Поэтому старый текст в них при ближайшем рассмотрении перемежается с новым: это подтверждается и более тщательным анализом филиграней рукописей.

Осуществленное уже в старообрядческой среде редактирование песнопений наречь проводилось вполне механически и по принципам (а заодно и на рукописном материале), частично заимствованным у новообрядцев. Вследствие этого были значительно нарушены органические законы соотношения напева и текста, сложившиеся в дораскольной традиции, пострадала слогоритмическая сетка песнопений: ведь если попевки «колесо» и «кулизма» предназначаются, судя по древнерусским кокизникам, для озвучивания трех слогов, ими нехорошо распевать только два, или, наоборот, четыре. (Эта проблематика затрагивается в моих статьях о попевках «колесо» и «стезка», а также в работе А. В. Шек о попевке «рафатка»: http://znamen.ru/reestr.php .) Но это отдельная большая тема, которая еще нуждается в систематической научной разработке. Хотелось бы, чтобы в современной старообрядческой среде, помимо исследований, посвященных старообрядческой певческой культуре как «вещи в самой себе», появились бы работы, рассматривающие соотношение наречной и дореформенной (наонной) певческих редакций, а также истоки появления ветковских певческих книг в XVIII столетии.

 

 Вопрос: В древнерусском церковном пении было много роспевов. Известно, что пение было наонное и раздельноречное. Кажется, что легко запутаться в этом разнообразии, возрождая дораскольные певческие традиции. Так ли это?

О многообразии роспевов уже говорилось — выбор того или иного из них не был произвольным, он определялся Уставом. Другое дело, что в дораскольный период эта регламентация не была до конца систематизирована: указания о том, когда петь какой роспев, какой вариант песнопения, зачастую разнятся в Обиходниках и Чиновниках различных обителей и соборов — Соловецкого, Кирилло-Белозерского, Троице-Сергиева монастырей, Софийского собора в Новгороде. После раскола работа по систематизации этих указаний была возобновлена в Выго-Лексинском общежительстве, где на протяжении XVIII века древнерусское певческое наследие, бережно собранное выговцами, осмыслялось и систематизировалось. Этот процесс проходил в несколько этапов, но также не был завершен из-за известных событий середины XIX века, когда общежительство прекратило свое существование. Из современных исследователей данной темой занимался А. В. Дементьев — в скором времени состоится защита его магистерской диссертации, а основные положения изложены в нескольких публикациях.

О редакциях знаменного роспева: наонное и раздельноречное пение, а также хомония — это лишь различные названия одной и той же дораскольной редакции, имевшей повсеместное распространение. Так что в этом плане путаницы быть не могло.

 

Вопрос: За богослужением в старообрядческих храмах поют в основном любители. Некоторые крылошане даже не знают крюков и поют по слуху. Кто исполняет знаменный распев в приходах РПЦ? По каким книгам они поют — по крюкам или по нотам?

Если говорить о единоверческих приходах РПЦ, то в них поют по крюкам; или, в тех приходах, где мало грамотных певчих, — так же, как и у старообрядцев, — «по напеву». А в новообрядческих общинах, практикующих знаменное пение, — по-разному: по крюкам, по двознаменникам (это ноты с надписанными над ними крюками) или по нотам. Чаще всего крюки в этих хорах знает только регент, а остальные поют за ним, ориентируясь по нотной строке. Кроме того, для новообрядческих исполнителей большая трудность — освоение устного пласта, не записанного ни крюками, ни нотами.

К сожалению, изучение крюков всеми, желающими петь знаменный роспев, не считается сейчас обязательным. Поэтому тонкости структуры знаменного роспева, его попевочное строение в большой мере остаются для таких исполнителей закрытыми, а сам опыт их прикосновения к древнерусской традиции — довольно поверхностным. Кроме того, помимо формы записи напева крюками или нотами, для того, чтобы возродить знаменное пение действительно в русле традиции, не искажая его навязыванием собственных эстетических представлений, важны и другие моменты, которые вообще никак не фиксируются на письме: это особенности интонирования (так называемое «архаическое интонирование» — этот термин впервые ввела Т. Ф. Владышевская), ритмики, звуковысотного регистра пения. Этому можно научиться, лишь опираясь на «живую» звучащую традицию — от опытного учителя или по старым, 60–70-х годов ХХ века, аудиозаписям.

Беседовала Анастасия Лопатина

01 июня 2015

http://ruvera.ru/articles/interes_drevnerusskomu_peniyu 




 
   Связанные ссылки
· Больше про Знаменное пение
· Новость от nikvik


Самая читаемая статья: Знаменное пение:
Перспективы возрождения знаменного пения в Русской Православной Церкви


   Рейтинг статьи
Средняя оценка: 5
Ответов: 1


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


   опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу






Техничесткая поддержка и разработка сайта webcenter.by