Добро пожаловать на ПРАВОСЛАВНОЕ СТАРООБРЯДЧЕСТВО!

   Месяцеслов



   Навигация
· Главная
· Архив новостей
· Заголовки новостей
· Поиск
· Самые 10
· Статистика сайта
· Страница пользователя
· Темы сайта
· Форумы

   Сколько на сайте
29 гостей и 0 пользователей.

Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.

   Всего хитов
Просмотрено
8269582
страниц сайта с Март 2006

   НАШИ БРАТЬЯ

Белорусская Православная Церковь



   Счетчики
Rambler's Top100

   Информер
Нет содержания для данного блока.

 О роли церковного пения в богослужении

Знаменное пение

Предлагаемая читателям сайта «Православное Старообрядчество» статья Евгения Григорьева, преподавателя знаменного пения в Рижской Гребенщиковской Старообрядческой общине была написана 25 лет назад, а опубликована на нашем сайте 15 лет назад. Мы возвращаемся к ней потому, что вопросы, поднятые в ней, актуальны до сих пор.

«Когда речь идет о древнем церковном пении, для всех совершенно очевидной является его художественная и культурно-историческая ценность. При этом, как правило, забывают, что Церковь в старину была не культурной и не исторической, как сейчас для большинства из нас, а, прежде всего, живым христианством. Изучение древнего церковного пения с этой стороны приводит к мысли о его христианской и духовной подлинности, а значит совершенстве и исклю­чительности для дела спасения.



Однако… существует рационалистическое мнение, по которому богопознание в человечестве прогрессирует во времени, следовательно и древние формы церковного искусства не могут быть совершеннее современных.

Но все церковное предание основано как раз на противоположных принципах. Полноту богопознания имели апостолы-самовидцы воплотившегося Бога-Слова, и только сохранение истинных апостольских и святоотеческих преданий через подражание их жизни, через молитвенное общение с ними позволяет духовно не заблудиться в существующем мире.

Для церковного богослужебного творчества единственным критерием истинности и церковности является святость. Творцы церковных песнопений строили свои произведения по принципу максимального уподобления в содержании, форме и духе созданному до них, имеющему неоспоримый авторитет святости, богодуховности. Это прежде всего псалмы и пророческие песни Священного Писания, молитвы святых мучеников, воспетые в момент страданий, песнопения, составленные святыми отцами церкви.

Песнописец, будь то славянин или грек, живший в десятом веке или семнадцатом, не сочинял ничего от себя. Он обращался прежде всего к истинному духовному авторитету. Например, преподобного Иоанна Дамаскина предание считает покровителем церковного пения. Используя, как пример его творения буквально или преемственно сохраненные Церковью через поколения или века, находясь в постоянном молитвенном общении с преподобным отцом, а значит и под непосредственным его руководством, песнописец и создавал новое произведение. Разве мог он поставить под этим произведением свое имя, разве не рукой самого св. Иоанна оно написано? Очевидно, что в новом произведении неизбежно в какой-то мере отразится личность формального автора, но неоспоримой будет его духовная преемственность, церковность, а естественное отражение эпохи, времени и места делает это произведение к тому же и соборным, вселенским.

На протяжении всего времени своего существования Церкви непрерывно приходится страдать от врагов внешних и более опасных внутренних. Почти все еретики использовали песнопение для распространения своих лжеучений, обычно приспосабливая их к народным вкусам. Церковный историк Филосторгий замечал, например, что Арий писал корабельные, мельничные и путевые песни и придавал им напевы, какие какой почитал приличными, чтобы приятностью напева людей неопытных незаметно увлечь к своему нечестию. Блаженный Феодорит (В кн. IV «О баснях еретиков») пишет, что св. Афанасий Александрийский вел непрестанную борьбу с раскольниками мелетианами за их непристойное пение. Они пели с рукоплесканием и некоторого рода пляскою, при звоне множества навешанных на шнурках колокольчиков. Блаженный Августин в своей исповеди (кн, X, гл. 33) говорит, что, вопреки еретическим песням, Афанасий Великий в Александрийской Церкви приказывал произносить псалмы с таким умеренным колебанием в голосе, что оно более походило на чтение, чем на пение, и что такое пение он, Августин, одобряет.

По-видимому, постоянно возраставшая дерзость еретиков требовала законного ограждения существующих уже богослужебных песнопений от своеволия и искажений.

Так на Лаодикийском соборе (между 344-364 годами) было положено следующее правило: «Не подобает в церкви глаголати псалмы не священные, или книги не определенные правилом, но только означенные в правилах книги...» (Правило 59).

В правиле 15-м сказано: «Кроме певцов, в клире стоящих, на амвон входящих и по книге поющих, не должно иным некоторым петь в церкви».

Но и этого было еще недостаточно, чтобы оградить слух православных от еретических песней. Лаодикийские отцы запретили: во-первых, ходить на кладбища еретиков для молитв, и во-вторых, возносить с ними молитвы на торжищах. Из этих правил видно, что еретики как бы нарочно совершали свои молитвы в общественных местах, где православные совершенно случайно могли их слышать.

 

Наш век несет в себе еще более тяжелые испытания для Церкви Христовой. Известно, что некоторые современные колдуны в своей практике используют исключительно церковные молитвы. На своих «лечебных» сеансах они могут загипнотизировать человека даже при помощи молитвы Господней «Отче наш». Но, как правило, в церковных молитвах они изменяют или переставляют местами одно-два слова или же изменяют интонацию, т.е. произносят молитву не так, как обычно произносят в церкви.

Вот когда становится совершенно ясно, почему в Церкви существует строгая регламентация и жесткие предписания устава относительно не только текстов молитв и их последовательности, времени и места совершения, но и интонаций их произношения т.е. погласиц и напевов. Не исключено, что измененный церковный напев может привести к тому, что молитва будет оказывать действие прямо противоположное тому, которое должна оказывать.

Однако вспомним, что в обычной практике современной русской православной церкви сто процентов богослужебных напевов являются неуставными.

На первый взгляд это может показаться безобидным. Но ведь антихрист духовный и физический не всегда называет себя вторым Христом или другим Богом, он часто выдает себя за Того же пришедшего и грядущего Сына Божия. Отступникам не нужно сочинять новых гимнов и славословий, достаточно изменить одно-два слова и, конечно, исконный церковный напев. Несомненно, что мелодии оперных арий, уличных песен, современные молитвенные импровизации и «ангельские языки» будут направлены прямо антихристу.

И в старообрядчестве — средоточии церковных традиций и строгих уставов, положение не утешает. Культура церковного пения в старообрядчестве постепенно стала переходить в область т.н. напевки — фольклорного исполнения по слуху, и, вследствие всевозможных влияний, часто очень далеко уходит от своего начала.

Этому есть множество понятных и неизбежных причин. Да и могла ли высочайшая и сложнейшая культура церковного пения во всей полноте сохраниться в условиях гонений, подполья, когда не то что систематическое изучение, а и пение в полный голос в домах и храмах вряд ли было возможно? Времена последнего, теперь уже внутреннего, наступления замирщения на староверие оставляет еще более пагубный след.

 

Время безбожия самый тяжелый удар нанесло именно пению. Глядя на древний храм, икону, книгу, мы можем как-то восстановить старые и создать новые, но то, что утеряно в пении, уже не звучит.

Некоторые значительную ценность напевки для нас видят в ее именно староверском происхождении. Эти напевы не просто церковные, не просто древнерусские, но и староверские, сохраненные не книжной грамотой, а живой традицией, народной памятью и духом. В этом смысле очевидна не духовная, а культурно-историческая ценность напевки.

Но напевка не хранит старое, она продолжает изменяться в соответствии с современными понятиями и вкусами.

Возьмем простой пример. Современный человек погружен в невероятно засоренную языковую среду. Какое количество всевозможного жаргона и иностранщины мы невольно слышим каждый день! И мы впитываем это, и сами вольно или невольно начинаем говорить так же. Тоже самое происходит и с нашим музыкальным слухом. Разве этот темный поток вульгарных частушек, поп-рока и авангарда проходит мимо нас? Всякий культурный человек ценит родной язык, старается следить за своей речью. Но у кого достаточно культуры и знаний, чтобы хотя бы различить недопустимое и естественное, национальное и чужое, церковное и нецерковное в музыке?

Несомненно в наш адрес сказано: «Сих, иже пети в церкви приходят, хощем, да виканий и возгласов не употребляют безчинных, и естество на вопль подвизают, или что да не приглаголют от неприличных церкви и несвоих (несвойственных) , но да со многим вниманием и умилением псалмопение приносят сокровенных видцу Богу...» (75-е правило Трульского собора).

В толковании на это правило читаем: «Яко же рыбарь удицею и червием ловит рыбу, сице и дьявол сими песньми во тщеславие и сластолюбие и человекоугодие воздвизает инока, песнь многих в преисподняя земли низведе, не точию миряны, но и священники...» Далее толкователь поясняет, что имеет в виду не сами песнопения, а нравы поющих.

О церковных же песнопениях сказано: «Не самыя гимны бого-дохновенныя уничижаем и отвергаем, понеже в творцех песней и гласов церковных Дух Святыи Сам действоваше». Последнее должно бы особенно настораживать нас против легкомысленного и небрежного отношения у церковному пению.

Церковные напевы зафиксированы в знаменных книгах и являются единственными уставными напевами Древлеправославной Церкви. Отступление от этих напевов — это отступление от устава. Но как трудно в наше время соблюсти все требования и тонкости устава, также трудно и придерживаться исконных церковных напевов. Как среди простых прихожан, не имеющих достаточного церковного образования, нередко бытуют молитвы не предусмотренные уставом, так и напевка живет там, где не хватает знаний. И как народные молитвы, наряду с благочестивыми, могут быть и языческими, так и неуставные напевы могут быть как вполне церковными, так и нецерковными. Но мы не отвергаем их, так как по немощи приемлем то, что способны вместить.

Однако, прав ли тот, кто сознательно драгоценному, священному напеву, записанному в церковных книгах во времена куда более благочестивые, чем наше, руками куда более чистыми, чем наши, предпочитает порой явно грубый жаргон, не сохранивший в себе уже ничего церковного? Нередко можно услышать: «Пение — красно, а чтение — свято, пение — это только украшение, оно служит для легкого усвоения молящимися продолжительных молитв». Это мнение верно постольку, поскольку основывается на реально слышимой угасающей культуре пения. 

Так ли думали о пении святые отцы? Основываясь на святоотеческом Предании, принимая во внимание уникальные особенности церковных мелодий, гласов и всей структуры богослужебного пения, учитывая сам характер звучания подлинных знаменных песнопений, можно заключить, что церковное пение как дар Святого Духа есть «строгое ума блюдение от зол», это — богословие в звуках, которое помогает православно понимать и произносить молитвы не только в смысловом, но в эмоциональном, эстетическом и духовном отношении.

Церковные традиции, уставы, напевы — это не культурно-историческое явление, а единственно возможные, исключительные нормы жизни и молитвы, которые дают возможность противостоять антихристу. Они не просто были установлены когда-то церковными властями, они пережиты, запечатлены кровью мучеников, подвигами преподобных, трудами пастырей.

Кто определит этому цену, что можно предложить взамен?».

Евгений Григорьев,                                                                                             преподаватель пения Рижского старообрядческого училища.            

Дата: 18/11/2008

Источник:

«Старообрядческий поморский церковный календарь на 1994 г.», Москва-Рига, 1993. С.51-53. 

http://edinoslavie.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=371

 




 
   Связанные ссылки
· Больше про Знаменное пение
· Новость от nikvik


Самая читаемая статья: Знаменное пение:
Обучение пению в древнерусской музыкальной культуре


   Рейтинг статьи
Средняя оценка: 0
Ответов: 0

Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо


   опции

 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу






Техничесткая поддержка и разработка сайта webcenter.by